Стоп сигнал: Стоп-сигнал: спорим, вы не все о нем знаете?

Содержание

Стоп-сигнал: спорим, вы не все о нем знаете?

Давным-давно…

Считается, что первые стоп-сигналы были замечены на европейских самодвижущихся экипажах в 1912 году. Правда, делали их не электрическими, а механическими – в виде вздергивающихся жестяных «флажков», управляемых тросиками или тягами. Несовершенство конструкции не вызывало затруднений благодаря низкой плотности автомобильного трафика на рубеже веков и малым скоростям эпохи зари автомобилизма.

Первые автомобили унаследовали от конных карет упрощенные тормоза – только на заднюю ось. Когда же в 20-х годах прошлого столетия начали появляться машины с колодками на всех четырех колесах, разница в эффективности торможения новых и старых моделей стала слишком заметна, и пришло повсеместное понимание необходимости установки стоп-сигналов как элементов безопасности движения. Окончательная стандартизация тормозных фонарей была закреплена в 1949 году Венской конвенцией о дорожных знаках и сигналах. Долгие годы в технические регламенты никаких изменений касательно стоп-сигналов не вносилось: лишь в восьмидесятых — девяностых (в Новом свете раньше, в Старом — позже) обязательным стал третий фонарь – вспомогательный, расположенный по центру заднего стекла или спойлера.

В отечественном автопроме первый штатный электрический стоп-сигнал появился на «Победе» ГАЗ-М20 в 1946 году. Ее единственный и едва заметный по современным меркам «стопарь» располагался по центру крышки багажника в общем блоке с фонарём освещения номерного знака (на шоферском жаргоне именуемым «самолетиком» или «птичкой»). А на советском двухколесном транспорте первый стоп-сигнал, включающийся при нажатии педали тормоза, получил мотоцикл Минск М-105 двумя десятилетиями позже, в 1967 году. Кстати, специфическим был стоп-сигнал и на знаменитой «двадцать первой» Волге — для стоп-сигналов и указателей поворотов использовались одни и те же лампы! Если при нажатой педали тормоза водитель включал сигнал поворота, соответствующая тормозная лампа переключалась с постоянного горения на моргание. В эпоху, когда «21-е» вовсю колесили по дорогам, такой алгоритм был привычен шоферам и не вызывал удивления, сегодня же световая сигнализация ретрокара выглядит непривычно и неочевидно. И все владельцы «машин с оленями», которые не пренебрегают их выгуливанием на дорогах общего пользования, давно переделали фонари на нормальный свет, чтобы их маневры трактовались соседями по дороге однозначно и безопасно.

ГАЗ М-20 Победа '1949–55

К слову, иногда стоп-сигналы даже становились одной из «визитных карточек» автомобиля – не ключевой, конечно, но запоминающейся. Например, к таким можно смело отнести фирменные сдвоенные кругляши на корме культового Nissan Skyline, элементы стилизованного британского флага в задних фонарях Mini, «крестики» у Jeep Renegade, «глаз улитки», торчащий из-за запасного колеса у Land Rover Freelander, и так далее.

Nissan Skyline (BNR34) '2002

Технически же управление стоп-сигналами десятилетиями представляло собой не меняющуюся простейшую схему, понятную даже тем, кто в школе прогулял всю физику напрочь: под педалью тормоза находился выключатель без фиксации (на шоферском жаргоне именуемый «лягушкой»), подающий +12 вольт на лампы в задней части автомобиля – и, в общем-то, всё! В семидесятые — восьмидесятые годы автопроизводители стали дополнять эту простейшую схему устройством контроля исправности ламп – оно отмечало ток, потребляемый двумя лампочками, и зажигало индикатор на приборной панели, когда одна из них перегорала, уменьшая общий ток вдвое.

Не горят, а мигают

В конце 90-х годов практически все автопроизводители начали внедрять в свои машины системы, которые принято называть «сигнализацией экстренного торможения» — Emergency Stop Signal или ESS (многие автобренды выдумывали для этого и собственные аббревиатуры). При торможении с относительно плавным замедлением автомобиля лампы стоп-сигналов зажигаются обычным образом, но при экстренном торможении огни автоматически переходят в режим интенсивного мигания – с частотой в несколько раз выше, чем при включении «аварийки». Этот режим доступен только на скоростях выше 50-60 км/ч, так что если вам взбредет в голову внезапно резко ударить по тормозам в вяло ползущей пробке, он не включится.

Согласно заводским тестам Mercedes и других автоконцернов, мигающие стоп-сигналы привлекают внимание следующего сзади водителя в среднем на 0,2 секунды раньше постоянно горящих. На скорости 100 км/ч, к примеру, это дает выигрыш тормозного пути в 5,5 метра. Мелочь – а полезно! Несложная с технической точки зрения система ESS позволяет повысить безопасность движения, ибо внимание водителя идущего сзади автомобиля склонно притупляться, и он неадекватно долго не реагирует на стоп-сигнал двигающегося впереди авто. Производители автомобилей, проведя ряд исследований, сошлись во мнении, что при срабатывании системы ESS лампы стоп-сигналов должны мигать, если легковой автомобиль замедляется со скоростью более 6 метров в секунду, а грузовик или автобус — более 4 м/с. Частота мигания при этом должна быть не менее 4 герц – иначе говоря, не менее 4 вспышек в секунду, дабы работу ESS невозможно было спутать с прерывистым нажатием на педаль или включением «аварийки», при которой лампы указателей поворота обычно мигают с частотой 1-1,5 Гц.

Функция Emergency Stop Signal появилась на авто от среднего класса и выше, но уверенно проникает и в бюджетный сегмент. К примеру, на вполне народном Hyundai Solaris она имеется, начиная со второй генерации. Некоторые же продвинутые самодельщики изготавливают и устанавливают блок ESS на свои авто самостоятельно, используя GPS-приемники для определения скорости и акселерометры для обнаружения резкого замедления. Гаджет подключается в разрыв провода, подающего +12 вольт на лампы стоп-сигналов. При плавном замедлении автомобиля он «спит», а при резком торможении включается в работу и прерывает подачу тока на лампы быстрыми импульсами.

К сожалению, промышленность и торговля подобных устройств не предлагают, а китайские ремесленники выпускают лишь жалкие подобия ESS, не связанные с контролем динамики замедления и скоростью. С их помощью при нажатии на педаль тормоза стоп-сигналы сперва делают несколько вспышек, после чего, если педаль не отпущена, продолжают гореть уже постоянно, без мигания. Обычно такое реализуют для дополнительного сигнала на заднем стекле, хотя некоторые энтузиасты подключают «мигалки» и к основным «стопарям». Подобный гаджет можно приобрести на AliExpress совсем недорого. Вот только стоит ли?

Да, вспышки привлекают внимание извне в большей степени, нежели постоянное горение стоп-сигналов – факт совершенно бесспорный и доказанный давным-давно. Однако ESS неразрывно связана с датчиком скорости и получает разрешение на включение при резком торможении, только если торможение осуществляется со скоростей 50 км/ч и выше. В плотном и медленном городском движении мигать «стопарями» категорически не разрешается, о чем однозначно говорится везде – и в ГОСТе «Автотранспортные средства. Требования безопасности к техническому состоянию и методы проверки», и в техрегламенте Таможенного союза «О безопасности автотранспортных средств»: «Сигналы торможения (как основные, так и дополнительные) должны включаться при воздействии на органы управления рабочей и аварийной тормозных систем и работать в постоянном режиме». Мигание аварийных сигналов торможения ESS отдельно оговорено и разрешено/ А вот бесконечно «выносить мозг» вспышками красных огней едущему сзади – неприемлемо! Это опасно, поскольку все выходящее за нормы обыденного на дороге воспринимается неоднозначно (да, вспышки внимание привлекут – но будет ли адекватной реакция?). Это опасно, поскольку заставляет водителей совершать лишние маневры, пытаясь объехать нервирующего «мигальщика».

Сигнал торможения… без торможения!

Любопытный алгоритм управления стоп-сигналами предложила недавно небольшая компания MechOptix из Хантсвилля, штат Алабама. Инженеры MechOptix рассудили весьма свежо и смело: по-хорошему, для повышения безопасности движения водитель, едущий впереди, должен оповещать водителя, едущего сзади, о любых своих замедлениях, включая и те, что происходят БЕЗ нажатия на педаль тормоза. А таких, в общем-то, немало — торможение двигателем при сбросе газа, переключение на пониженную, внезапные перебои в работе мотора, кончившийся бензин и прочее. Чем раньше водитель задней машины поймет, что передняя начала замедляться, тем лучше и безопаснее!

Для реализации такой логики были разработаны особые светодиодные лампы для стоп-сигналов – со стандартными распространенными цоколями и чуть увеличенными колбами. Собственно, внутри ламп и располагается вся умная электроника, поэтому подключение упрощено до предела – в проводку внедряться не требуется, достаточно просто поменять обычные лампы в «стопарях» на лампы Stoptix. В этих «умных лампах» находится электронный модуль с G-сенсором, отслеживающим ускорения и замедления, и собственный небольшой аккумулятор. Когда вы нажимаете на педаль тормоза, все работает совершенно штатно и заурядно – лампы стоп-сигналов просто загораются. Если же вы бросили газ, но на тормоз не нажали, «стопари» вспыхнут сами по себе, за счет управляющей электроники и мини-аккумуляторов внутри ламп. Аккумуляторов этих, к слову, хватает на 20 секунд непрерывного свечения, держат они заряд 3 часа, и подзаряжаются за секунду от любого, даже самого короткого нажатия на педаль тормоза — видимо, в их качестве используются ионисторы.

В России вряд ли можно встретить Stoptix вживую – собственно, особой популярности они пока и у себя на родине-то не добились, да и стоят немало. А вот нечто идеологически близкое к идее ламп Stoptix встречалось мне в свое время в одном из выпусков ежегодного альманаха «В помощь радиолюбителю» годов эдак 80-х! Алгоритм и техническая база там были иными, но мысль, в сущности, реализовывалась та же самая – сообщить едущему сзади, что вы перешли на движение накатом и начали плавно замедляться. В отечественной концепции предлагалось собрать несложный электронный блок и смонтировать дополнительный концевой выключатель над педалью газа – такой же, как штатно установлен над педалью тормоза. Логика работы была такая – когда автомобиль двигался равномерно или с ускорением (педаль газа нажата) фонари стоп-сигналов не светились. При брошенном газе (торможении двигателем) они загорались постоянно, а при нажатом тормозе – вспышками.

«Светофор» на корме

История, как известно, развивается по спирали, и будет совершенно неудивительно, если со временем вернется интерес к экспериментальным системам автомобильной внешней световой сигнализации, которые уже пытались аргументировать и внедрять в прежние годы – например, в США в шестидесятые — семидесятые. В некоторых штатах страны (в частности, в Вашингтоне, Орегоне и Айдахо) до сих пор не потеряло силы старое разрешение на использование на транспорте многоцветных стоп-сигналов! В свое время Национальная администрация безопасности дорожного движения США активно стимулировала исследования в области нестандартных конфигураций сигнальных систем транспортных средств для определения свежих перспективных направлений. В результате появились вспомогательные стоп-сигналы, которые работали по весьма логичному алгоритму всем известного светофора:

  • нажатие на тормоз (замедление) – красный свет
  • нажатие на акселератор (ускорение) – зеленый свет
  • отпускание газа и движение накатом (плавное снижение скорости) – желтый свет

Подобные фонари много лет назад можно было приобрести как дополнительные гаджеты и смонтировать их на заднее стекло или бампер автомобиля – куда, к слову, обожали ставить два дополнительных нештатных красных «стопаря» водители в СССР…

Кнопка под педалью тормоза

Традиционно выключателем (или, вернее, включателем!) стоп-сигналов была и остается кнопка-концевик над педалью тормоза, «лягушка». Но, как ни странно, простейшая и надежнейшая концепция кнопки возле педали тормоза не всегда была самой распространенной! В ХХ веке достаточно долгое время массово применялись гидравлические выключатели ламп стоп-сигнала — в качестве замыкателя электрической цепи выступала не кнопка над педалью, а мембранный выключатель, вкрученный в тройник тормозных трубок. По логике все было оправдано – нажимаем на педаль тормоза, в магистрали появляется давление жидкости, оно изгибает мембранку выключателя, а та, в свою очередь, замыкает контакт. Вот только в отличие от обычной и весьма долговечной кнопки, мембранный выключатель был штукой нестабильной... Резинка в нем со временем дубела, и «стопари» начинали небезопасно зажигаться лишь при торможении «в пол»! Однако это ненадежное решение применялось достаточно широко – гидравлический выключатель ВК-12Б использовался и на Волгах, и на УАЗах, и на грузовиках, и на автобусах – в первую очередь совместно с гидровакуумным усилителем тормозов. Хотя никакой объективной надобности в применении именно «гидрокнопки» вместо обычной кнопки под педалью не было… К слову, в эпоху советского дефицита каждый гаражный мастер знал способ восстановления эластичности резинок, в том числе и мембраны в тормозном выключателе ВК-12Б — стакан кипятка и столовая ложка соды. Опытные "шофера" частенько… варили неисправные тормозные «вэкашки» и ставили их обратно! На какое-то время помогало…

Казалось бы, все очевидные «грабли» уже вконец истоптаны, и сегодня столь элементарная вещь как электрический педальный концевик должен уже стать беспроблемным и не приносить головной боли. Как бы не так! Кровушки «лягушка» может попить изрядно, ибо с усложнением конструкции автомобилей на эту ерундовую детальку легла масса новых функций.

Например, сегодня во многих автомобилях к тормозному концевику подходят не два провода, как в дедовские времена, а как минимум четыре. Часто внутри «лягушки» находятся два независимых выключателя, один из которых подает питание на стоп-сигналы, а второй – на блок управления двигателем для реализации эффективного торможения накатом и экономии топлива. К примеру, многим вазоводам, имеющим машины с "е-газом", знаком «чек энджин» из-за рассогласования датчиков педали тормоза. Из-за невысокого качества «лягушки» два независимых выключателя в ней могут начать срабатывать несинхронно, порождая сбои в работе двигателя… Но и импортные комплектующие порой не лучше — владельцы целого ряда моделей KIA/Hyundai помнят массовую проблему ненадежной механической контактной «лягушки», приводившую к глюкам в круиз-контроле или ESP – закрыть эту историю производителю удалось лишь заменой выключателя с механическими контактами на сложный электронный, с микроконтроллером, датчиками Холла и транзисторными ключами внутри! Ну и «классика жанра» — когда на машинах с АКП ухудшение контакта в «лягушке» является причиной зависания селектора в положении «паркинг»…

Зачем в машине стоп-сигнал - Лайфхак

  • Лайфхак
  • Вождение

Мы привыкли, что при торможении автомобиля его задние фонари светятся красным светом, что служит предупреждением для других участников движения о снижении впередиидущим водителем скорости. Однако на первых машинах до поры до времени этой «опции» не было. Что стало причиной появления стоп-сигналов, выяснил портал «АвтоВзгляд».

В начале ХХ века у автомобилей тормозили только задние колеса, а с конца 1910-х у машин стали блокироваться все четыре колеса. Это привело к резкому росту аварийных ситуаций на дорогах, поскольку тормозной путь значительно сократился и у разных транспортных средств стал сильно отличаться. Водители с большим трудом могли определить тот момент, когда впереди идущая машина начинала тормозить. И это несмотря на то, что движение транспорта на улицах городов в ту далекую пору не было столь оживленным.

В связи с катастрофическим всплеском дорожно-транспортных происшествий возникла необходимость оснащать участников движения устройством, которое могло бы предупредить других водителей о торможении. Поэтому как только машины научились эффективно тормозить всеми четырьмя колесами, их стали оборудовать стоп-сигналом, объединенным с фонарем подсветки номерного знака, который к тому времени уже использовался на корме автомобилей. При правостороннем движении номер устанавливался слева, и над ним помещали керосиновый фонарь. Его нижняя половинка была светлой, а верхняя стала красной, и горела только при торможении всеми четырьмя колесами.

http://www.motortrend.com

В Европе альтернативой такому сигналу могла служить поднятая вверх рука водителя. В Северной Америке в этом случае руку опускали вниз. На Западе правила светотехники на автомобилях были утверждены в 1925 году, а, например, в Японии стоп-сигналов на машинах не было вплоть до 1945 года, пока про них самураям не рассказали американцы. Почему стоп-сигнал красный? А потому что это цвет огня и крови, и он на генетическом уровне ассоциируется у человека с опасностью, служит сигналом к тревоге, отрезвляет его и мобилизует.

В настоящее время сложно представить себе машину без стоп-сигналов. Если мы наблюдаем их отсутствие у впереди идущего авто, большинство из нас как можно скорей ищет возможность перестроиться в другой ряд и держаться подальше от такой машины, потому что ехать за ней просто опасно. Так что стоп-сигналы, как и другие средства светового оповещения на транcпорте, помогают водителям своевременно реагировать на изменение дорожной ситуации и избегать ДТП.

58848

58848

31 августа 2017

44450


Стоп - сигналы

С каждым годом автомобили становятся все более совершенными, технологичными, напичканными электроникой. В геометрической прогрессии растет и количество систем безопасности, которые контролируют не только машину, но и водителя. Вместе с тем, «чемпионом» по количеству предотвращенных аварий и спасенных жизней остается стоп-сигнал, который не претерпел серьезных изменений за 90 лет своего существования.

До 20-х годов тормозами оборудовались только задние колеса автомобиля. Появление в конструкции авто разных производителей тормозов на всех четырех колесах, привело к тому, что по дорогам стали ездить автомобили, тормозной путь которых сильно отличался. А поскольку водители не могли определять момент начала торможения автомобиля, едущего впереди, это приводило к большому количеству аварий, несмотря на то, что дорожное движение, даже в крупнейших городах мира было, мягко сказать, не таким интенсивным, как сегодня. В связи с этим и возникла необходимость оборудовать автомобиль устройством, предупреждающим участников движения о торможении. Первые стоп - сигналы были совмещены с лампой подсветки номерного знака. Нижняя половинка фонаря - белая, освещала номерной знак, а верхняя - красная зажигалась всякий раз, когда водитель начинал торможение.

В 1986 году в Америке автопроизводителей обязали оснащать машины не только двумя стоп - сигналами по бокам, но и еще одним по центру, выше линии правого и левого «стопов». В Европе этот закон был введен позже – в 1998 году. Инициатором появления дополнительного стоп – сигнала стал госсекретарь министерства транспорта США – Элизабэт Доул. Поэтому наряду с названиями «центральный» и «третий»  в Америке можно встретить и шуточное - «свет Лидди».

Центральный стоп-сигнал  особенно полезен в тех странах, где поворотники на автомобилях - также красного цвета. Кроме того, третий сигнал остается виден водителю, находящего позади авто, при минимальной дистанции, скажем, в пробке. Также «третий стоп» страхует от такого случая, когда одна из ламп перегорает, и автомобиль движется только с одним стоп–сигналом.

Центральный стоп - сигнал

Как основные, так и дополнительные стоп–сигналы могут быть в виде одиночной лампы, набора светодиодов или неоновой трубки.

Встречаются и альтернативные варианты установки центральных стоп - сигналов. на Jeep Wrangler и Land Rover Freelander дополнительный "стоп" находится на держателе запасного колеса

Помимо стандартных «стопов», которые горят при нажатии на педаль тормоза, существуют и стоп-сигналы с дополнительными функциями. К примеру, на автомобили BMW в стоп-сигналы устанавливаются светодиодные лампы, у которых есть два режима работы -  они меняют яркость свечения в зависимости от интенсивности торможения. Следующим шагом в истории автомобильной светотехники могут стать лазерные стоп–сигналы, которые можно увидеть на концептах от Audi. Суть изобретения в том, что излучатель проецирует на дорожное полотно позади автомобиля лучи в форме треугольника, которые отражаются от капель воды во время дождя или тумана. Таким образом, едущий позади автомобиля с такими фонарями водитель будет видеть перед собой на дороге черту красного цвета.

На легковых автомобилях фонари стоп-сигналов могут находиться в разных местах: крышка багажника, задние стойки или задние крылья. Центральный стоп-сигнал может находиться в салоне за задним стеклом вверху, на двери багажника или в заднем спойлере. Другие способы установки встречаются нечасто .К примеру, на Jeep Wrangler и Land Rover Freelander дополнительный стоп-сигнал установлен на держателе запасного колеса. На коммерческих автомобилях, фургонах и грузовиках стоп – сигналы закрепляют на кромке крыши.

Стоп-сигнал загорается еще до того, как автомобиль начинает реально замедляться

Устройство и принцип работы 

Простейший стоп-сигнал состоит из фонаря и выключателя (прерывателя), который еще называют «лягушкой». Выключатель представляет собой пластиковый корпус, внутри которого находятся две пары клемм, пружина и шток. Крепится это устройство на кронштейн педали тормоза. При нажатии на педаль тормоза шток вдвигается в корпус выключателя, замыкая контакт – лампа загорается. Когда водитель отпускает педали, шток под действием пружины выдвигается, а контакты, соответственно, размыкаются.

Важный момент: у любой педали тормоза есть небольшой свободный ход. Водитель уже нажал на педаль, а автомобиль еще не начал замедляться. Стоп-сигнал же загорается как только водитель прикоснулся к педали. Таким образом, водители машины сзади узнает о торможении немного раньше, чем автомобиль на самом деле начнет тормозить. Благодаря этому, у него будет больше времени, чтобы подготовиться к торможению самому.

У машины впереди моргают стоп-сигналы. Это вообще зачем? — журнал За рулем

Есть несколько вариантов происходящего. Какой из них соответствует действительности, покажут сама машина и ситуация на дороге.

Первый вариант — неисправность электрики

Если стоп-сигнал(ы) моргают с высокой частотой, то, скорее всего, в машине коротит проводка — а именно электрическая цепь, идущая к лампочкам стоп-сигналов. По возможности сообщите водителю о неисправности. Даже если он знает о ней, напоминание починить лишним не станет.

Второй вариант — экстренное торможение

В 90-х годах автопроизводители начали внедрять системы экстренного торможения: при интенсивном замедлении (больше 6 метров в секунду) стоп-сигналы автомобиля начинают моргать с высокой частотой (4 раза в секунду), одновременно может включаться и «аварийка». Делается это для того, чтобы водители машин, идущих следом, заранее и сильнее сбрасывали скорость.

Третий вариант — опасный тюнинг

Сейчас системы типа Emergency Stop Signal (ESS) встречаются не только на дорогих автомобилях, но и на так называемых бюджетниках. Тем, у кого таких нет, рынок предлагает электронные имитации (азиатского производства), заставляющие стоп-сигналы моргать в одном или нескольких режимах. Такие поделки не помогают избежать аварии, а скорее сами провоцируют аварийные ситуации, вводя в заблуждение и раздражая других водителей.

Четвертый вариант — водитель имитирует работу ABS

Материалы по теме

Еще в 2004 году антиблокировочная система тормозов стала обязательным оборудованием для всех автомобилей. Однако на наших дорогах много машин постарше, не оснащенных ABS. Некоторые из водителей таких машин применяют (вернее, пытаются применять) прерывистое торможение, имитирующее работу антиблокировочной системы и якобы сокращающее тормозной путь. «Якобы» — потому что прием имеет смысл лишь при филигранной работе педалью, на что способен редкий водитель, да и то не в стрессовой ситуации. В прочих случаях это опасное баловство. И вместо того чтобы заниматься им, лучше привести в порядок тормозную систему и купить новые шины.

Наше новое видео

Понравилась заметка? Подпишись и будешь всегда в курсе!

За рулем на Яндекс.Дзен

Как работают стоп-сигналы?

На чтение 2 мин. Просмотров 1.5k. Обновлено

Стоп-сигналы – одна из простейших электрических систем в автомобиле, однако у начинающих водителей ее неисправности часто вызывают трудности. Рассмотрим, как работают сигналы торможения в подробностях.

Стоп-сигналы – это фонари красного цвета, которые устанавливаются в задней части транспортных средств и зажигаются при нажатии на педаль тормоза. На современных автомобилях внутри стоп-сигналов могут быть установлены обычные лампочки или светодиоды, однако обе системы управляются абсолютно одинаково.

Включением и выключением сигналов торможения заведует концевой выключатель, расположенный у педали тормоза. Отпущенная педаль нажимает на кнопку выключателя, из-за чего контакты внутри него разомкнуты, и напряжение на стоп-сигналы не подается. Когда водитель нажимает на педаль, кнопка выключателя под действием пружины перемещается, замыкает контактную группу и в задних фонарях появляется свет. Точно также на большинстве автомобилей включается свет в салоне при открытии дверей.

Выключатель стоп-сигналов крепится на кронштейне педали тормоза и имеет регулировку. Поворотом крепежной гайки, выключатель перемещается вдоль своей оси и, благодаря этому устанавливается порог его срабатывания. В норме, педаль тормоза должна иметь небольшой «холостой» ход до включения стоп-сигналов. Эта величина может различаться для конкретных моделей авто, но в общем случае составляет 1-2 сантиметра.

В простейшем варианте, в схему стоп-сигналов входят выключатель, провода, предохранитель и сами фонари (секция блок-фонаря) с лампочками или светодиодами. Если в автомобиле установлена автоматическая коробка передач, выключатель-«лягушка» может иметь внутри еще одну контактную группу, которая работает «в противовес» главной – замкнута при отпущенной педали тормоза и разомкнута при нажатой. Сигнал с нее берется для блокировки включения передач при неработающем двигателе.

Стоп-сигнал | Устройство автомобиля

 

Какое назначение стоп-сигнала на автомобиле и где он устанавливается?

Стоп-сигнал на автомобиле служит для предупреждения водителей сзади движущихся транспортных средств о снижении скорости или остановке данного автомобиля. Он устанавливается в тормозном приводе и включается (загорается) при нажатии водителем на тормозную педаль. Обычно стекло фонаря стоп-сигнала окрашено в красный цвет, который хорошо виден и предупреждает об опасности.

Как устроен и работает стоп-сигнал?

Включатель стоп-сигнала при гидравлическом приводе тормозов (рис.106) состоит из корпуса 6 с пластмассовой крышкой 2, между которыми зажата диафрагма 5 с медным контактным диском 4. В крышку вмонтированы две выводные клеммы 1, изолированные от «массы». Пружина 3, воздействуя на контактный диск 4, удерживает контакты в разомкнутом состоянии и лампа не горит. Контакты с помощью проводов соединяются с лампой и источником тока. Корпус при помощи резьбы 7 ввертывается в тройник у выхода тормозной жидкости из главного тормозного цилиндра. Когда водитель не нажимает на педаль тормоза, контакты под воздействием пружины разомкнуты и лампа не горит, стоп-сигнал выключен. При нажатии на педаль тормоза тормозная жидкость давит на диафрагму, прогибает ее и, преодолевая сопротивление пружины 3, прижимает контактный диск 4 к клеммам 1, замыкая электрическую цепь, и лампочка загорается, стоп-сигнал включен. При отпускании педали тормоза давление жидкости прекращается и пружина отводит контактный диск с диафрагмой в исходное положение. Цепь размыкается, лампа гаснет, стоп-сигнал выключен. Подобным образом устроен и работает включатель стоп-сигнала при пневматическом приводе, но там во время торможения на диафрагму давит сжатый воздух, все остальное такое же.

Рис.106. Включатель стоп-сигнала.

***
Проверьте свои знания и ответьте на контрольные вопросы по теме «Приборы сигнализации. Контрольно-измерительные приборы»

диафрагма, педаль, стоп-сигнал, тормоз, тормозной

Смотрите также:

Стоп сигнал

посмотреть в Автокаталоге посмотреть в Автокаталоге:
Стоп сигнал ВАЗ-1118 дополнительный ОСВАР
модели группы  
ВАЗ-1118 "Калина" Освещение заднее посмотреть

Код товара: 053072

Стоп сигнал ВАЗ-1118 дополнительный ОСВАР

Артикул: 1118-3716810-01 Производитель ОСВАР 11180-3716810-01

МКАД 4 шт. ОСТШ 1 шт. ЛЕСК 2 шт. Интернет 4 шт.

1 050 ₽

Товар в Корзине
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • больше
  • удалить

В наличии

Код товара: 226304

Стоп сигнал ВАЗ-1119 дополнительный ЛАЙТЕК

Артикул: 1119-3716810-01 Производитель ЛАЙТЕК 11190-3716810-01

МКАД 6 шт. ОСТШ 1 шт. ЛЕСК 2 шт. Интернет 6 шт.

1 000 ₽

Товар в Корзине
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • больше
  • удалить

В наличии

Код товара: 211101

Стоп сигнал ВАЗ-2104 дополнительный ОСВАР

Артикул: 2104-3716810 Производитель ОСВАР 21040-3716810-00

МКАД 1 шт. ОСТШ 1 шт. ЛЕСК 1 шт. Интернет 1 шт.

820 ₽

Товар в Корзине
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • больше
  • удалить

В наличии

Код товара: 109528

Стоп сигнал ВАЗ-2105-07 дополнительный ОСВАР

Артикул: 2105-3716810 Производитель ОСВАР 21050-3716810-00

МКАД 1 шт. ОСТШ 1 шт. ЛЕСК 1 шт. Интернет 1 шт.

810 ₽

Товар в Корзине
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • больше
  • удалить

В наличии

посмотреть в Автокаталоге посмотреть в Автокаталоге:
Стоп сигнал ВАЗ-2108-09 дополнительный ОСВАР
модели группы  
ВАЗ-2108 Световые приборы задние посмотреть
ВАЗ-2109 Световые приборы задние посмотреть

Код товара: 083389

Стоп сигнал ВАЗ-2108-09 дополнительный ОСВАР

Артикул: 2108-3716810 Производитель ОСВАР 21080-3716810-00

МКАД 5 шт. ОСТШ 1 шт. ЛЕСК 0 шт. Интернет 5 шт.

815 ₽

Товар в Корзине
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • больше
  • удалить

В наличии

посмотреть в Автокаталоге посмотреть в Автокаталоге:
Стоп сигнал ВАЗ-21099 дополнительный ОСВАР
модели группы  
ВАЗ-2109 Световые приборы задние посмотреть

Код товара: 093121

Стоп сигнал ВАЗ-21099 дополнительный ОСВАР

Артикул: 21099-3716810 Производитель ОСВАР 21099-3716810-00

МКАД 2 шт. ОСТШ 1 шт. ЛЕСК 2 шт. Интернет 2 шт.

780 ₽

Товар в Корзине
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • больше
  • удалить

В наличии

посмотреть в Автокаталоге посмотреть в Автокаталоге:
Стоп сигнал ВАЗ-2110 дополнительный ОСВАР
модели группы  
ВАЗ-2115 Освещение заднее посмотреть
ВАЗ-2110 Фонари посмотреть
ВАЗ-2110 Фонари посмотреть
ВАЗ-2110 Фонари посмотреть
ВАЗ-2110 Фонари посмотреть
ВАЗ-2115 Приборы световые задние посмотреть
ВАЗ-2115 Приборы световые задние посмотреть
ВАЗ-2110 (2007) Фонари посмотреть
ВАЗ-2110 (2007) Фонари посмотреть

Код товара: 090880

Стоп сигнал ВАЗ-2110 дополнительный ОСВАР

Артикул: 2110-3716810 Производитель ОСВАР 21120-3716810-00

МКАД 3 шт. ОСТШ 1 шт. ЛЕСК 2 шт. Интернет 3 шт.

1 750 ₽

Товар в Корзине
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • больше
  • удалить

В наличии

Код товара: 583489

Стоп сигнал ВАЗ-2110 дополнительный ОСВАР УЦЕНКА БОЙ

Артикул: 2110-3716810 УЦЕНКА Производитель ОСВАР 21120-3716810-00

МКАД 2 шт. ОСТШ 0 шт. ЛЕСК 0 шт. Интернет 2 шт.

1 100 ₽

Товар в Корзине
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • больше
  • удалить

В наличии

посмотреть в Автокаталоге посмотреть в Автокаталоге:
Стоп сигнал ВАЗ-21213 дополнительный ОСВАР
модели группы  
ВАЗ-2131 Освещение заднее посмотреть
ВАЗ-2131 Освещение заднее посмотреть
ВАЗ-21213-214i Приборы световые задние посмотреть

Код товара: 090500

Стоп сигнал ВАЗ-21213 дополнительный ОСВАР

Артикул: 21213-3716810 Производитель ОСВАР 21213-3716810-00

МКАД 1 шт. ОСТШ 1 шт. ЛЕСК 1 шт. Интернет 1 шт.

900 ₽

Товар в Корзине
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • больше
  • удалить

В наличии

Код товара: 538027

Стоп сигнал ВАЗ-21214 дополнительный

Артикул: 21214-3716810 Производитель ОСВАР 21214-3716810-00

МКАД 1 шт. ОСТШ 0 шт. ЛЕСК 0 шт. Интернет 1 шт.

1 600 ₽

Товар в Корзине
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • больше
  • удалить

В наличии

Код товара: 226330

Стоп сигнал ВАЗ-2170 дополнительный ЛАЙТЕК

Артикул: 2170-3716810 Производитель ЛАЙТЕК

МКАД 1 шт. ОСТШ 0 шт. ЛЕСК 1 шт. Интернет 1 шт.

850 ₽

Товар в Корзине
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • больше
  • удалить

В наличии

Код товара: 638827

Стоп сигнал ВАЗ-2170 дополнительный светодиодный ЛТ плюс

Артикул: 2170-3716810-00 Производитель АвтоВАЗ 21700-3716810-00

МКАД 5 шт. ОСТШ 1 шт. ЛЕСК 0 шт. Интернет 5 шт.

990 ₽

Товар в Корзине
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • больше
  • удалить

В наличии

Код товара: 638828

Стоп сигнал ВАЗ-2172 дополнительный светодиодный ЛТ плюс

Артикул: 2172-3716810 Производитель АвтоВАЗ 21720-3716810

МКАД 5 шт. ОСТШ 0 шт. ЛЕСК 0 шт. Интернет 5 шт.

770 ₽

Товар в Корзине
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • больше
  • удалить

В наличии

Код товара: 333102

Стоп сигнал ВАЗ-2190 дополнительный Рязань

Артикул: 2190-3716810 Производитель АвтоВАЗ 21900-3716810-00

МКАД 4 шт. ОСТШ 1 шт. ЛЕСК 0 шт. Интернет 4 шт.

660 ₽

Товар в Корзине
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • больше
  • удалить

В наличии

Код товара: 107933

Стоп сигнал УАЗ-31512 дополнительный ОСВАР

Артикул: 8812.3716 Производитель ОСВАР 88120-3716810-00

МКАД 5 шт. ОСТШ 1 шт. ЛЕСК 0 шт. Интернет 5 шт.

760 ₽

Товар в Корзине
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • больше
  • удалить

В наличии

Код товара: 201157

Стоп сигнал УАЗ-31514 дополнительный ОСВАР

Артикул: 8822.3716 Производитель ОСВАР 88220-3716810-00

МКАД 4 шт. ОСТШ 1 шт. ЛЕСК 0 шт. Интернет 4 шт.

815 ₽

Товар в Корзине
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • больше
  • удалить

В наличии

Код товара: 062373

Стоп сигнал УАЗ-3160 дополнительный ОСВАР

Артикул: 8802.3716 Производитель ОСВАР 88020-3716810-00

МКАД 6 шт. ОСТШ 1 шт. ЛЕСК 0 шт. Интернет 6 шт.

730 ₽

Товар в Корзине
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • больше
  • удалить

В наличии

Задача стоп-сигнала (SST) | Cambridge Cognition

Задача стоп-сигнала - это уникальная версия классического подхода к измерению торможения отклика (контроль импульсов).

Время администрирования

До 14 минут

Формат задания

Участник должен ответить на стимул со стрелкой, выбрав один из двух вариантов, в зависимости от направления, в котором указывает стрелка.Если присутствует звуковой сигнал, субъект должен воздержаться от этой реакции (торможение). Тест состоит из двух частей:

В первой части участника знакомят с тестом и просят выбрать левую кнопку, когда они видят стрелку, указывающую влево, и правую кнопку, когда они видят стрелку, указывающую вправо. Участнику дается один блок из 16 испытаний.
Во второй части участнику предлагается продолжать нажимать кнопки, когда они видят стрелки, но, если он слышит звуковой сигнал (звуковой сигнал), он должен воздержаться от ответа и не нажимать кнопку.

В задаче используется лестничная конструкция для задержки сигнала остановки (SSD), что позволяет задаче адаптироваться к производительности участника, сужаясь до 50% успеха для запрета.

Результаты

Outcome измеряет ошибки направления покрытия, долю успешных остановок, время реакции на испытания Go и время реакции сигнала остановки (SSRT).

Нормативные данные

Свяжитесь с нами, чтобы обсудить ваши нормативные требования к данным.Обратите внимание, мы не рекомендуем использовать нормативные данные вместо контрольной группы.

Когда использовать этот тест

Мы рекомендуем использовать этот тест для оценки когнитивных функций в:

Stop-Signal Task - обзор

2.3 Поведенческая задача

Способность к подавляющему контролю измерялась с помощью задачи «стоп-сигнал». После первоначальной настройки (подробно описанной ниже) это было выполнено с одновременным сбором электроэнцефалографических (ЭЭГ) данных. Задача была представлена ​​с помощью ПК с 15-дюймовым экраном. экран на расстоянии 60 см от участника и был запрограммирован с помощью E-Prime (Psychology Software Tools, Inc., Шарпсбург, Пенсильвания, США) для управления представлением задачи, сбором данных (с точки зрения точности и времени ответов) и доставка триггеров в систему электроэнцефалографической записи для блоков испытаний, в которых регистрировалась ЭЭГ (более подробную информацию о записи ЭЭГ см. ниже).

Задача проиллюстрирована на рис. 1, и испытания состояли из начальной фиксации, представленной в центре экрана на 500 мс. За этим следовала целевая стрелка, указывающая либо влево, либо вправо, с равным количеством испытаний для каждого направления стрелки и с порядком их представления рандомизированным. Участники были проинструктированы как можно быстрее и точнее реагировать на нажатие клавиш, указывая направление, в котором указывала стрелка, используя указательный палец левой руки на клавише 'D' на клавиатуре для стрелки, указывающей влево, и указательным пальцем левой руки. правая рука на клавише «L» для стрелки, указывающей вправо.Для начального блока из 120 испытаний до того, как будут сделаны какие-либо записи ЭЭГ, участники должны были просто как можно быстрее реагировать на цель. Это позволило рассчитать время реакции для испытаний для каждого субъекта и указать скорость реакции, ожидаемую во время последующих испытаний с стоп-сигналом. При экспериментальных испытаниях в 25% испытаний стрелка испытания была впоследствии заменена стоп-сигналом (см. Рис. 1), что указывало на то, что ответ не следует давать. Этот стоп-сигнал изначально имел задержку 200 мс после появления целевой стрелки.Любой ответ, сделанный при предъявлении сигнала остановки, оценивался как ошибка, тогда как успешное удержание нажатия клавиши оценивалось как правильный ответ. Такие правильные ответы привели к увеличению времени последующего стоп-сигнала на 40 мс, что затруднило последующее испытание стоп-сигнала, тогда как ошибка привела к уменьшению времени на 40 мс, так что задержка ответа при следующей остановке - Сигнал суда было бы проще. Кроме того, время ответа на каждое испытание составляло 1000 мс.Любое испытание, при котором ответ не был получен в пределах этого лимита, оценивался как ошибка с целью препятствовать стратегическому замедлению ответа со стороны участника. Такое поведение иногда может происходить, когда участники откладывают ответы, чтобы увидеть, будет ли подан стоп-сигнал (см., Например, Chen et al., 2008). Каждому участнику были представлены четыре блока, содержащих стоп-испытания, каждый из которых состоит из 120 испытаний. Каждый блок занимал около 5 минут, и между каждым из них был интервал «отдыха» 3–5 минут, так что в общей сложности тестирование длилось 29–35.

Рис. 1. Хронология выполнения задачи стоп-сигнала. Для испытаний го, которые составили 75% представленных испытаний, начальная фиксация была представлена ​​на 500 мс, за которой следовала стрелка, указывающая либо влево, либо вправо. Эти два направления встречались одинаково часто и в случайном порядке. От участников требовалось указать направление представленной стрелки с помощью нажатия клавиш, и сделать это быстро и точно в течение 1000 мсек. В остальных 25% испытаний сигнал остановки подавался после предъявления стрелки, что указывало на то, что в ответе нужно было воздержаться.Время сигнала остановки было изменено для каждого человека в соответствии с точностью их выполнения при пробных остановках.

Основным показателем, представляющим интерес, было время реакции на сигнал остановки (SSRT), показатель, указывающий на процесс подавляющего контроля, с более низким значением, показывающим лучший такой контроль. Это можно вычислить из распределения времени отклика для испытаний (GoRT), доли успешных попыток остановки и средней задержки сигнала остановки (SSD). Например, если вероятность успеха составляет 50%, то SSRT равно GoRT в точке 50% распределения GoRT за вычетом среднего SSD (см., Например, Eagle et al., 2008). Эта мера, наряду с GoRT, анализировала среднее время отклика при испытаниях (то есть время отклика для всех испытаний, в которых сигнал остановки не подавался), точность испытания (GoACC) и среднюю задержку сигнала остановки (SSD). Кроме того, чтобы измерить внимание к ошибкам, было проанализировано замедление после ошибки (время отклика, RT, наблюдаемое для испытаний после ошибки, по сравнению с RT для испытаний после правильного ответа, и рассчитывается как RT после ошибки минус пост -правильное RT), а также меры, используемые для его вычисления, RT после ошибки и RT после исправления.

Подавление ответа в парадигме стоп-сигнала

Переход связан с активацией кортико-базальных-ганглиев-таламокортикальных цепей [13]. Недавние исследования с использованием различных методов показывают, что остановка связана с активацией цепи лобно-базальных ганглиев, которая включает нижнюю лобную извилину (IFG; вентролатеральную префронтальную кору), среднюю лобную извилину (дорсолатеральную префронтальную кору), медиальную лобную извилину (MFG). , и базальные ганглии [14–18]. Иногда результаты разных исследований противоречат друг другу, возможно, потому, что в них использовались разные методы выделения областей, связанных с ингибированием.

Цепь лобно-базальных ганглиев для ингибирования ответа

Недавние исследования нейровизуализации показали, что правый IFG участвует в остановке [например, 14, 15, 18] и, возможно, в других видах ингибирования (см. Вставку 3). Эта область показывает повышенную активацию, когда остановка успешна, и величина активации отрицательно коррелирует с SSRT [14, 17, 19]. Некоторые исследования показали, что правый IFG в некоторой степени активируется при неудачных попытках остановки [например, 17], но не в испытаниях без сигнала остановки [e.г., 17, 18]. Успешная остановка также связана с активацией пре-SMA, но в отличие от правого IFG, величина активации пре-SMA не коррелирует с SSRT [14]. По мнению некоторых исследователей, эти результаты показывают, что правильный IFG способствует торможению реакции, а не контролирует производительность или регулирует поведение [18], тогда как pre-SMA участвует в мониторинге или разрешении конфликта между противоположными требованиями задачи в парадигме стоп-сигнала. [14, 20]. Однако плохое временное разрешение фМРТ затрудняет определение конкретной роли правой IFG и пре-SMA (см.Вставка 1).

Вставка 3: Один или несколько тормозных механизмов?

Важный вопрос заключается в том, участвует ли тормозной механизм, который задействован в парадигме стоп-сигнала, также в других тормозных парадигмах. Поведенческие результаты предполагают функциональную связь между подавлением стоп-сигнала и контролем помех в задаче Струпа и задаче фланкера. Неконгруэнтные испытания создают помехи и продлевают SSRT в этих задачах [65, 66]. Исследования индивидуальных различий показывают корреляцию между подавлением стоп-сигнала и контролем помех [67].Исследования нейровизуализации показывают активацию правого IFG и пре-SMA при различных задачах ингибирования [68, 69]. Однако это не обязательно означает, что задействована одна и та же тормозная цепь. rTMS правой IFG влияла на ингибирование ответа, но не на контроль интерференции во фланкерной задаче со стоп-сигналами [21]. Будущие исследования должны уточнить, подразумевает ли функциональная зависимость между различными видами торможения схожие нейронные механизмы.

Связанная проблема заключается в том, участвует ли один и тот же механизм ингибирования в остановке ответов с разными эффекторами.SSRT похожи на прерывание речи и прерывание ручных ответов [70], но SSRT обычно короче для движений глаз, чем для движений рук (см. Вставку 1). Данные фМРТ предполагают, что правый IFG и пре-SMA участвуют в ингибировании движений рук и подавлении речи, но STN активировался только для ингибирования движений рук [70]. Однако активацию STN трудно обнаружить на фМРТ. В одном исследовании фМРТ напрямую сравнивали ингибирование движений глаз и рук и обнаружили общую активацию в правой IFG и медиальных лобных областях (среди других областей) [71].Ингибирование движений рук было связано с активацией в более вентральной и задней частях правой IFG, тогда как ингибирование движений глаз было связано с активацией в более дорсальных и передних частях правой IFG. Однако в сканере не было зарегистрировано никаких движений глаз, поэтому неясно, происходит ли обычная активация из-за торможения или мониторинга производительности. Будущие исследования должны прояснить, насколько общими являются тормозные цепи.

Участие правого IGF и пре-SMA в остановке лечения дополнительно подтверждается результатами транскраниальной магнитной стимуляции (ТМС) и исследованиями поражений.Повторная ТМС (пТМС) правой IFG (но не левой IFG или правой средней лобной извилины) нарушала остановку, но не уходила [21, 22]. Напротив, rTMS над правой дорсальной премоторной корой влияла на движение, но не на остановку. Эти результаты подтверждают теоретическое различие между процессами остановки и начала в формальных моделях гонки. Ингибирование ответа нарушается у пациентов с поражением правого IFG, но не левого IFG [23]; кроме того, величина поражения правой IFG коррелировала с SSRT, но не с go RT.Точно так же поражения правой SMA и пре-SMA нарушали остановку без значительного влияния на ход [24].

Некоторые подкорковые области также могут играть важную роль в остановке. Исследования с помощью фМРТ показали активацию, связанную с ингибированием, в базальных ганглиях, включая субталамическое ядро ​​[STN; 17] и полосатое тело [18, 25]. Повреждения базальных ганглиев нарушали остановку как у людей, так и у грызунов [26–28], тогда как стимуляция STN в глубоком мозге у пациентов с болезнью Паркинсона усиливала тормозной контроль [29].Поражение STN и стимуляция STN у пациентов с болезнью Паркинсона влияют как на RT, так и на SSRT [29, 30]. Однако эффекты стимуляции STN на go RT и SSRT могут быть функционально независимыми [29].

В совокупности эти исследования подтверждают, что правые IFG, pre-SMA и базальные ганглии являются частью сети ингибирования лобно-базальных ганглиев, хотя точная роль этих регионов обсуждается. Некоторые исследователи предположили, что активация правого IFG или пре-SMA приводит к подавлению моторного выхода через проекцию на STN [14, 17, 31].Когда STN активирован, внутренний сегмент бледного шара активируется, и выход двигателя подавляется. В большинстве ситуаций стоп-сигнала это подавление носит очень общий характер и может влиять на все тенденции реакции, включая активацию мышц, которые не имеют отношения к задаче [32–34].

Нейронные субстраты мониторинга

Неуспешное ингибирование связано с связанной с ошибкой негативностью (ERN) на электроэнцефалограмме [35], которая напоминает ERN, которая обычно наблюдается после ошибок выбора в задачах реакции.Связанные с событием исследования с помощью фМРТ показали, что (в основном) теменные и лобные области мозга активнее активируются, когда ингибирование оказывается безуспешным [15, 16, 18, 19]. Неудачное ингибирование связано с большей активацией медиальных лобных областей, включая переднюю поясную извилину коры (ACC) и пре-SMA, а также средние лобные области. Некоторые исследования сообщают, что ACC также активируется при успешных испытаниях стоп-сигнала [например, 17], что предполагает, что эта область участвует в мониторинге эффективности остановки. В соответствии с этой идеей, исследования на отдельных клетках показывают, что модуляция ACC происходит после SSRT, что слишком поздно, чтобы принимать непосредственное участие в ингибировании ответа; вместо этого нейроны сигнализируют о вознаграждении и ошибке (вставка 1).Медиальные лобные области обычно связаны с обнаружением ошибок и обнаружением конфликта между реакциями и планами действий (мониторинг поведения), тогда как средние лобные области обычно связаны с корректировкой поведения после конфликта или ошибок [36]. Некоторые исследователи предположили, что активация средних лобных областей отражает корректировку стратегии реакции для уравновешивания противоположных требований при выполнении и остановке задач [18].

Комбинированные поведенческие данные (замедление после ошибки) и нейронные данные (ERN и активация медиальной и средней лобных областей) предполагают, что мониторинг и регулировка производительности в парадигме стоп-сигнала могут быть аналогичны мониторингу и регулировке производительности в парадигмах, которые не предполагают торможения двигательных реакций.Более того, нейронные механизмы, участвующие в мониторинге, можно отличить от нервных механизмов, непосредственно участвующих в остановке (см. Вставку 1). Однако неясно, в какой степени активация, связанная с мониторингом, на самом деле отражает эффекты восстановления памяти (см. Выше).

Подавление ответа в парадигме стоп-сигнала

Переход связан с активацией кортико-базальных-ганглиев-таламокортикальных цепей [13]. Недавние исследования с использованием различных методов показывают, что остановка связана с активацией цепи лобно-базальных ганглиев, которая включает нижнюю лобную извилину (IFG; вентролатеральную префронтальную кору), среднюю лобную извилину (дорсолатеральную префронтальную кору), медиальную лобную извилину (MFG). , и базальные ганглии [14–18].Иногда результаты разных исследований противоречат друг другу, возможно, потому, что в них использовались разные методы выделения областей, связанных с ингибированием.

Цепь лобно-базальных ганглиев для ингибирования ответа

Недавние исследования нейровизуализации показали, что правый IFG участвует в остановке [например, 14, 15, 18] и, возможно, в других видах ингибирования (см. Вставку 3). Эта область показывает повышенную активацию, когда остановка успешна, и величина активации отрицательно коррелирует с SSRT [14, 17, 19].Некоторые исследования показали, что правый IFG в некоторой степени активируется при неудачных попытках остановки [например, 17], но не в тестах без остановки сигнала [например, 17, 18]. Успешная остановка также связана с активацией пре-SMA, но в отличие от правого IFG, величина активации пре-SMA не коррелирует с SSRT [14]. По мнению некоторых исследователей, эти результаты показывают, что правильный IFG способствует торможению реакции, а не контролирует производительность или регулирует поведение [18], тогда как pre-SMA участвует в мониторинге или разрешении конфликта между противоположными требованиями задачи в парадигме стоп-сигнала. [14, 20].Однако плохое временное разрешение фМРТ затрудняет определение конкретной роли правой IFG и пре-SMA (см. Вставку 1).

Вставка 3: Один или несколько тормозных механизмов?

Важный вопрос заключается в том, участвует ли тормозной механизм, который задействован в парадигме стоп-сигнала, также в других тормозных парадигмах. Поведенческие результаты предполагают функциональную связь между подавлением стоп-сигнала и контролем помех в задаче Струпа и задаче фланкера. Неконгруэнтные испытания создают помехи и продлевают SSRT в этих задачах [65, 66].Исследования индивидуальных различий показывают корреляцию между подавлением стоп-сигнала и контролем помех [67]. Исследования нейровизуализации показывают активацию правого IFG и пре-SMA при различных задачах ингибирования [68, 69]. Однако это не обязательно означает, что задействована одна и та же тормозная цепь. rTMS правой IFG влияла на ингибирование ответа, но не на контроль интерференции во фланкерной задаче со стоп-сигналами [21]. Будущие исследования должны уточнить, подразумевает ли функциональная зависимость между различными видами торможения схожие нейронные механизмы.

Связанная проблема заключается в том, участвует ли один и тот же механизм ингибирования в остановке ответов с разными эффекторами. SSRT похожи на прерывание речи и прерывание ручных ответов [70], но SSRT обычно короче для движений глаз, чем для движений рук (см. Вставку 1). Данные фМРТ предполагают, что правый IFG и пре-SMA участвуют в ингибировании движений рук и подавлении речи, но STN активировался только для ингибирования движений рук [70]. Однако активацию STN трудно обнаружить на фМРТ.В одном исследовании фМРТ напрямую сравнивали ингибирование движений глаз и рук и обнаружили общую активацию в правой IFG и медиальных лобных областях (среди других областей) [71]. Ингибирование движений рук было связано с активацией в более вентральной и задней частях правой IFG, тогда как ингибирование движений глаз было связано с активацией в более дорсальных и передних частях правой IFG. Однако в сканере не было зарегистрировано никаких движений глаз, поэтому неясно, происходит ли обычная активация из-за торможения или мониторинга производительности.Будущие исследования должны прояснить, насколько общими являются тормозные цепи.

Участие правого IGF и пре-SMA в остановке лечения дополнительно подтверждается результатами транскраниальной магнитной стимуляции (ТМС) и исследованиями поражений. Повторная ТМС (пТМС) правой IFG (но не левой IFG или правой средней лобной извилины) нарушала остановку, но не уходила [21, 22]. Напротив, rTMS над правой дорсальной премоторной корой влияла на движение, но не на остановку. Эти результаты подтверждают теоретическое различие между процессами остановки и начала в формальных моделях гонки.Ингибирование ответа нарушается у пациентов с поражением правого IFG, но не левого IFG [23]; кроме того, величина поражения правой IFG коррелировала с SSRT, но не с go RT. Точно так же поражения правой SMA и пре-SMA нарушали остановку без значительного влияния на ход [24].

Некоторые подкорковые области также могут играть важную роль в остановке. Исследования с помощью фМРТ показали активацию, связанную с ингибированием, в базальных ганглиях, включая субталамическое ядро ​​[STN; 17] и полосатое тело [18, 25].Повреждения базальных ганглиев нарушали остановку как у людей, так и у грызунов [26–28], тогда как стимуляция STN в глубоком мозге у пациентов с болезнью Паркинсона усиливала тормозной контроль [29]. Поражение STN и стимуляция STN у пациентов с болезнью Паркинсона влияют как на RT, так и на SSRT [29, 30]. Однако эффекты стимуляции STN на go RT и SSRT могут быть функционально независимыми [29].

В совокупности эти исследования подтверждают, что правые IFG, pre-SMA и базальные ганглии являются частью сети ингибирования лобно-базальных ганглиев, хотя точная роль этих регионов обсуждается.Некоторые исследователи предположили, что активация правого IFG или пре-SMA приводит к подавлению моторного выхода через проекцию на STN [14, 17, 31]. Когда STN активирован, внутренний сегмент бледного шара активируется, и выход двигателя подавляется. В большинстве ситуаций стоп-сигнала это подавление носит очень общий характер и может влиять на все тенденции реакции, включая активацию мышц, которые не имеют отношения к задаче [32–34].

Нейронные субстраты мониторинга

Неуспешное ингибирование связано с связанной с ошибкой негативностью (ERN) на электроэнцефалограмме [35], которая напоминает ERN, которая обычно наблюдается после ошибок выбора в задачах реакции.Связанные с событием исследования с помощью фМРТ показали, что (в основном) теменные и лобные области мозга активнее активируются, когда ингибирование оказывается безуспешным [15, 16, 18, 19]. Неудачное ингибирование связано с большей активацией медиальных лобных областей, включая переднюю поясную извилину коры (ACC) и пре-SMA, а также средние лобные области. Некоторые исследования сообщают, что ACC также активируется при успешных испытаниях стоп-сигнала [например, 17], что предполагает, что эта область участвует в мониторинге эффективности остановки. В соответствии с этой идеей, исследования на отдельных клетках показывают, что модуляция ACC происходит после SSRT, что слишком поздно, чтобы принимать непосредственное участие в ингибировании ответа; вместо этого нейроны сигнализируют о вознаграждении и ошибке (вставка 1).Медиальные лобные области обычно связаны с обнаружением ошибок и обнаружением конфликта между реакциями и планами действий (мониторинг поведения), тогда как средние лобные области обычно связаны с корректировкой поведения после конфликта или ошибок [36]. Некоторые исследователи предположили, что активация средних лобных областей отражает корректировку стратегии реакции для уравновешивания противоположных требований при выполнении и остановке задач [18].

Комбинированные поведенческие данные (замедление после ошибки) и нейронные данные (ERN и активация медиальной и средней лобных областей) предполагают, что мониторинг и регулировка производительности в парадигме стоп-сигнала могут быть аналогичны мониторингу и регулировке производительности в парадигмах, которые не предполагают торможения двигательных реакций.Более того, нейронные механизмы, участвующие в мониторинге, можно отличить от нервных механизмов, непосредственно участвующих в остановке (см. Вставку 1). Однако неясно, в какой степени активация, связанная с мониторингом, на самом деле отражает эффекты восстановления памяти (см. Выше).

Подавление ответа в парадигме стоп-сигнала

Переход связан с активацией кортико-базальных-ганглиев-таламокортикальных цепей [13]. Недавние исследования с использованием различных методов показывают, что остановка связана с активацией цепи лобно-базальных ганглиев, которая включает нижнюю лобную извилину (IFG; вентролатеральную префронтальную кору), среднюю лобную извилину (дорсолатеральную префронтальную кору), медиальную лобную извилину (MFG). , и базальные ганглии [14–18].Иногда результаты разных исследований противоречат друг другу, возможно, потому, что в них использовались разные методы выделения областей, связанных с ингибированием.

Цепь лобно-базальных ганглиев для ингибирования ответа

Недавние исследования нейровизуализации показали, что правый IFG участвует в остановке [например, 14, 15, 18] и, возможно, в других видах ингибирования (см. Вставку 3). Эта область показывает повышенную активацию, когда остановка успешна, и величина активации отрицательно коррелирует с SSRT [14, 17, 19].Некоторые исследования показали, что правый IFG в некоторой степени активируется при неудачных попытках остановки [например, 17], но не в тестах без остановки сигнала [например, 17, 18]. Успешная остановка также связана с активацией пре-SMA, но в отличие от правого IFG, величина активации пре-SMA не коррелирует с SSRT [14]. По мнению некоторых исследователей, эти результаты показывают, что правильный IFG способствует торможению реакции, а не контролирует производительность или регулирует поведение [18], тогда как pre-SMA участвует в мониторинге или разрешении конфликта между противоположными требованиями задачи в парадигме стоп-сигнала. [14, 20].Однако плохое временное разрешение фМРТ затрудняет определение конкретной роли правой IFG и пре-SMA (см. Вставку 1).

Вставка 3: Один или несколько тормозных механизмов?

Важный вопрос заключается в том, участвует ли тормозной механизм, который задействован в парадигме стоп-сигнала, также в других тормозных парадигмах. Поведенческие результаты предполагают функциональную связь между подавлением стоп-сигнала и контролем помех в задаче Струпа и задаче фланкера. Неконгруэнтные испытания создают помехи и продлевают SSRT в этих задачах [65, 66].Исследования индивидуальных различий показывают корреляцию между подавлением стоп-сигнала и контролем помех [67]. Исследования нейровизуализации показывают активацию правого IFG и пре-SMA при различных задачах ингибирования [68, 69]. Однако это не обязательно означает, что задействована одна и та же тормозная цепь. rTMS правой IFG влияла на ингибирование ответа, но не на контроль интерференции во фланкерной задаче со стоп-сигналами [21]. Будущие исследования должны уточнить, подразумевает ли функциональная зависимость между различными видами торможения схожие нейронные механизмы.

Связанная проблема заключается в том, участвует ли один и тот же механизм ингибирования в остановке ответов с разными эффекторами. SSRT похожи на прерывание речи и прерывание ручных ответов [70], но SSRT обычно короче для движений глаз, чем для движений рук (см. Вставку 1). Данные фМРТ предполагают, что правый IFG и пре-SMA участвуют в ингибировании движений рук и подавлении речи, но STN активировался только для ингибирования движений рук [70]. Однако активацию STN трудно обнаружить на фМРТ.В одном исследовании фМРТ напрямую сравнивали ингибирование движений глаз и рук и обнаружили общую активацию в правой IFG и медиальных лобных областях (среди других областей) [71]. Ингибирование движений рук было связано с активацией в более вентральной и задней частях правой IFG, тогда как ингибирование движений глаз было связано с активацией в более дорсальных и передних частях правой IFG. Однако в сканере не было зарегистрировано никаких движений глаз, поэтому неясно, происходит ли обычная активация из-за торможения или мониторинга производительности.Будущие исследования должны прояснить, насколько общими являются тормозные цепи.

Участие правого IGF и пре-SMA в остановке лечения дополнительно подтверждается результатами транскраниальной магнитной стимуляции (ТМС) и исследованиями поражений. Повторная ТМС (пТМС) правой IFG (но не левой IFG или правой средней лобной извилины) нарушала остановку, но не уходила [21, 22]. Напротив, rTMS над правой дорсальной премоторной корой влияла на движение, но не на остановку. Эти результаты подтверждают теоретическое различие между процессами остановки и начала в формальных моделях гонки.Ингибирование ответа нарушается у пациентов с поражением правого IFG, но не левого IFG [23]; кроме того, величина поражения правой IFG коррелировала с SSRT, но не с go RT. Точно так же поражения правой SMA и пре-SMA нарушали остановку без значительного влияния на ход [24].

Некоторые подкорковые области также могут играть важную роль в остановке. Исследования с помощью фМРТ показали активацию, связанную с ингибированием, в базальных ганглиях, включая субталамическое ядро ​​[STN; 17] и полосатое тело [18, 25].Повреждения базальных ганглиев нарушали остановку как у людей, так и у грызунов [26–28], тогда как стимуляция STN в глубоком мозге у пациентов с болезнью Паркинсона усиливала тормозной контроль [29]. Поражение STN и стимуляция STN у пациентов с болезнью Паркинсона влияют как на RT, так и на SSRT [29, 30]. Однако эффекты стимуляции STN на go RT и SSRT могут быть функционально независимыми [29].

В совокупности эти исследования подтверждают, что правые IFG, pre-SMA и базальные ганглии являются частью сети ингибирования лобно-базальных ганглиев, хотя точная роль этих регионов обсуждается.Некоторые исследователи предположили, что активация правого IFG или пре-SMA приводит к подавлению моторного выхода через проекцию на STN [14, 17, 31]. Когда STN активирован, внутренний сегмент бледного шара активируется, и выход двигателя подавляется. В большинстве ситуаций стоп-сигнала это подавление носит очень общий характер и может влиять на все тенденции реакции, включая активацию мышц, которые не имеют отношения к задаче [32–34].

Нейронные субстраты мониторинга

Неуспешное ингибирование связано с связанной с ошибкой негативностью (ERN) на электроэнцефалограмме [35], которая напоминает ERN, которая обычно наблюдается после ошибок выбора в задачах реакции.Связанные с событием исследования с помощью фМРТ показали, что (в основном) теменные и лобные области мозга активнее активируются, когда ингибирование оказывается безуспешным [15, 16, 18, 19]. Неудачное ингибирование связано с большей активацией медиальных лобных областей, включая переднюю поясную извилину коры (ACC) и пре-SMA, а также средние лобные области. Некоторые исследования сообщают, что ACC также активируется при успешных испытаниях стоп-сигнала [например, 17], что предполагает, что эта область участвует в мониторинге эффективности остановки. В соответствии с этой идеей, исследования на отдельных клетках показывают, что модуляция ACC происходит после SSRT, что слишком поздно, чтобы принимать непосредственное участие в ингибировании ответа; вместо этого нейроны сигнализируют о вознаграждении и ошибке (вставка 1).Медиальные лобные области обычно связаны с обнаружением ошибок и обнаружением конфликта между реакциями и планами действий (мониторинг поведения), тогда как средние лобные области обычно связаны с корректировкой поведения после конфликта или ошибок [36]. Некоторые исследователи предположили, что активация средних лобных областей отражает корректировку стратегии реакции для уравновешивания противоположных требований при выполнении и остановке задач [18].

Комбинированные поведенческие данные (замедление после ошибки) и нейронные данные (ERN и активация медиальной и средней лобных областей) предполагают, что мониторинг и регулировка производительности в парадигме стоп-сигнала могут быть аналогичны мониторингу и регулировке производительности в парадигмах, которые не предполагают торможения двигательных реакций.Более того, нейронные механизмы, участвующие в мониторинге, можно отличить от нервных механизмов, непосредственно участвующих в остановке (см. Вставку 1). Однако неясно, в какой степени активация, связанная с мониторингом, на самом деле отражает эффекты восстановления памяти (см. Выше).

Визуальная заметность стоп-сигнала влияет на нейронную динамику контролируемого торможения.

  • 1.

    Шадлен, М. Н. и Ньюсом, У. Т. Нейронная основа перцептивного решения в теменной коре (область LIP) макаки-резуса. J. Neurophysiol. 86 , 1916–36 (2001).

    CAS Статья Google ученый

  • 2.

    Голд, Дж. И. и Шадлен, М. Н. Нейронная основа принятия решений. Annu. Rev. Neurosci. 30 , 535–574 (2007).

    CAS Статья Google ученый

  • 3.

    Hanes, D. P. & Schall, J. D. Нейронный контроль инициации произвольных движений. Science 274 , 427–430 (1996).

    ADS CAS Статья Google ученый

  • 4.

    Pouget, P. et al. . Нейронная основа адаптивного регулирования времени отклика при противодействии саккаде. J. Neurosci. 31 , 12604–12612 (2011).

    CAS Статья Google ученый

  • 5.

    Ромо, Р., Броуди, К. Д., Эрнандес, А. и Лемус, Л. Нейрональные корреляты параметрической рабочей памяти в префронтальной коре. Nature 399 , 470–473 (1999).

    ADS CAS Статья Google ученый

  • 6.

    Ромо Р., Эрнандес А., Заинос А., Лемус Л. и Броди К. Д. Нейрональные корреляты принятия решений во вторичной соматосенсорной коре. Нат. Neurosci. 5 , 1217–1225 (2002).

    CAS Статья Google ученый

  • 7.

    Ромо Р., Эрнандес А. и Зайнос А. Нейрональные корреляты перцептивного решения в вентральной премоторной коре. Нейрон 41 , 165–173 (2004).

    CAS Статья Google ученый

  • 8.

    Черчленд, А. К., Киани, Р. и Шадлен, М. Н. Принятие решений с множеством альтернатив. Нат. Neurosci. 11 , 693–702 (2008).

    CAS Статья Google ученый

  • 9.

    Ким, Дж. Н. и Шадлен, М. Н. Нейронные корреляты решения в дорсолатеральной префронтальной коре макака. Нат. Neurosci. 2 , 176–185 (1999).

    Артикул Google ученый

  • 10.

    Маймон, Г. и Асад, Дж. А. Когнитивный сигнал для упреждающего выбора времени действия в LIP макака. Нат. Neurosci. 9 , 948–955 (2006).

    CAS Статья Google ученый

  • 11.

    Thura, D. & Cisek, P. Обдумывание и приверженность премоторной и первичной моторной коре во время принятия динамических решений. Нейрон 81 , 1401–1416 (2014).

    CAS Статья Google ученый

  • 12.

    Цисек П. и Каласка Дж. Ф. Нейронные корреляты принятия решений в дорсальной премоторной коре: определение множественных вариантов выбора направления и окончательный выбор действия. Нейрон 45 , 801–814 (2005).

    CAS Статья Google ученый

  • 13.

    Бари А. и Роббинс Т. В. Торможение и импульсивность: поведенческие и нейронные основы контроля реакции. Прог. Neurobiol. 108 , 44–79 (2013).

    Артикул Google ученый

  • 14.

    Verbruggen, F. & Logan, G.D. Модели ингибирования ответа в парадигмах стоп-сигнала и стоп-смены. Neurosci. Biobehav. Ред. 33 , 647–661 (2009).

    Артикул Google ученый

  • 15.

    Логан Г. Д. и Коуэн В. Б. О способности подавлять мысль и действие: теория акта контроля. Psychol. Ред. 91 , 295–327 (1984).

    Артикул Google ученый

  • 16.

    Hanes, D. P., Patterson, W. F. & Schall, J.D. Роль лобных полей глаза в противодействии саккадам: зрительная, двигательная и фиксирующая активность. J. Neurophysiol. 79 , 817–834 (1998).

    CAS Статья Google ученый

  • 17.

    Вербрюгген, Ф., Макларен, И. П. и Чемберс, К. Д. Изгнание контрольных гомункулов в исследованиях контроля действий и изменения поведения. Перспектива. Psychol. Sci. 9 , 497–524 (2014).

    Артикул Google ученый

  • 18.

    Биссет, П. Г. и Логан, Г. Д. Выборочная остановка? может быть нет. J. Exp. Psychol. Gen. 143 , 455–472 (2014).

    Артикул Google ученый

  • 19.

    Монтанари, Р., Джамундо, М., Брунамонти, Э., Феррайна, С. и Пани, П. Визуальная заметность стоп-сигнала влияет на процесс подавления движения. Exp. Brain Res. 235 , 2203–2214 (2017).

    Артикул Google ученый

  • 20.

    Морейн-Замир, С. и Кингстон, А. Эффекты смещения фиксации и интенсивности стоп-сигнала на саккадические отмены: кросс-модальное исследование. Exp. Brain Res. 175 , 453–462 (2006).

    Артикул Google ученый

  • 21.

    Мирабелла, Г., Пани, П. и Феррайна, С. Наличие пропуска зрения влияет на продолжительность процесса остановки. Exp. Brain Res. 192 , 199–209 (2009).

    Артикул Google ученый

  • 22.

    Кавина-Пратеси, К., Бриколо, Э., Прайор, М. и Марци, К. А. Повышение избыточности в парадигме стоп-сигнала: последствия для локуса коактивации при простом времени реакции. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполнять. 27 , 932–941 (2001).

    CAS Статья Google ученый

  • 23.

    Camalier, C.Р. и др. . Динамика селекции мишеней саккад: анализ расовой модели образования двойных и поисковых саккад у человека и макак. Vision Res. 47 , 2187–2211 (2007).

    CAS Статья Google ученый

  • 24.

    Blizzard, S., Fierro-Rojas, A. & Fallah, M. Подавление реакции облегчается переходом с красного на зеленый в парадигме стоп-сигнала. Фронт. Гм. Neurosci. 10 , 655, https://doi.org/10.3389/fnhum.2016.00655 (2017).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 25.

    van Gaal, S., Ridderinkhof, K. R., van den Wildenberg, W. P. & Lamme, V. A. Диссоциация сознания от тормозящего контроля: свидетельства бессознательно инициированного торможения реакции в задаче стоп-сигнала. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполнять. 35 , 1129–1139 (2009).

    Артикул Google ученый

  • 26.

    van der Schoot, M., Licht, R. & Horsley, T. M. & Sergeant, J. A. Влияние модальности стоп-сигнала, интенсивности стоп-сигнала и метода отслеживания на эффективность подавления, как определено с использованием парадигмы стоп-сигнала. Сканд. J. Psychol. 46 , 331–341 (2005).

    Артикул Google ученый

  • 27.

    Bastian, A., Schöner, G. & Riehle, A. Преобразование и непрерывная эволюция моторных корковых представлений во время подготовки к движению. Eur. J. Neurosci. 18 , 2047–2058 (2003).

    Артикул Google ученый

  • 28.

    Hocherman, S. & Wise, S.P. Влияние пути движения руки на моторную активность коры головного мозга у бодрствующих макак-резусов. Exp. Brain Res. 83 , 285–302 (1991).

    CAS Статья Google ученый

  • 29.

    Джонсон, П. Б., Феррайна, С., Бьянки, Л. и Каминити, Р. Корковые сети для визуального охвата: физиологическая и анатомическая организация областей руки лобной и теменной долей. Cereb. Cortex 6 , 102–119 (1996).

    CAS Статья Google ученый

  • 30.

    Краммонд, Д. Дж. И Каласка, Дж.F. Предварительная информация в моторной и премоторной коре: активность в период задержки и влияние на преддвигательную активность. J. Neurophysiol. 84 , 986–1005 (2000).

    CAS Статья Google ученый

  • 31.

    Мессье, Дж. И Каласка, Дж. Ф. Ковариация активности дорсальных премоторных клеток приматов с направлением и амплитудой во время выполнения задачи достижения запоминания задержки. J. Neurophysiol. 84 , 152–165 (2000).

    CAS Статья Google ученый

  • 32.

    Cisek, P., Crammond, D. J. & Kalaska, J. F. Нервная активность в первичной моторной и дорсальной премоторной коре головного мозга при выполнении задач с контралатеральной рукой по сравнению с ипсилатеральной рукой. J. Neurophysiol. 89 , 922–942 (2003).

    Артикул Google ученый

  • 33.

    Шварц, А. Б., Моран, Д. В. и Рейна, Г.А. Дифференциальное представление восприятия и действия во фронтальной коре. Science 303 , 380–383 (2004).

    ADS CAS Статья Google ученый

  • 34.

    Churchland, M. M., Santhanam, G. и Shenoy, K. V. Подготовительная активность в премоторной и моторной коре головного мозга отражает скорость предстоящего достижения. J. Neurophysiol. 96 , 3130–3146 (2006).

    Артикул Google ученый

  • 35.

    Черчленд, М. М., Ю, Б. М., Рю, С. И., Сантханам, Г. и Шеной, К. В. Нервная изменчивость в премоторной коре головного мозга является признаком двигательной подготовки. J. Neurosci. 26 , 3697–3712 (2006).

    CAS Статья Google ученый

  • 36.

    Черчленд М. и Шеной К. В. Временная сложность и неоднородность активности отдельных нейронов в премоторной и моторной коре. J. Neurophysiol. 97 , 4235–4257 (2007).

    Артикул Google ученый

  • 37.

    Черчленд, М. М., Каннингем, Дж. П., Кауфман, М. Т., Рю, С. И. и Шеной, К. В. Подготовительная деятельность коры головного мозга: представление движения или первый винтик в динамической машине? Нейрон 68 , 387–400 (2010).

    CAS Статья Google ученый

  • 38.

    Афшар, А. и др. . Единичное испытание нейронных коррелятов подготовки движения руки. Нейрон 71 , 555–564 (2011).

    CAS Статья Google ученый

  • 39.

    Кауфман, М. Т., Черчленд, М. М., Рю, С. И. и Шеной, К. В. Корковая активность в нулевом пространстве: подготовка без движения. Нат. Neurosci. 17 , 440–448 (2014).

    CAS Статья Google ученый

  • 40.

    Уоллис, Дж. Д. и Миллер, Э. К. Нейрональная активность в дорсолатеральной и орбитальной префронтальной коре приматов во время выполнения задачи предпочтения вознаграждения. Eur. J. Neurosci. 18 , 2069–2081 (2003).

    Артикул Google ученый

  • 41.

    Коаллье, Э., Мишле, Т. и Каласка, Дж. Ф. Дорсальная премоторная кора: нейронные корреляты решений о достижении цели на основе правила сопоставления цвета и местоположения и противоречивых сенсорных данных. J. Neurophysiol. 113 , 3543–3573 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 42.

    Thura, D. & Cisek, P. Модуляция премоторной и первичной моторной корковой активности во время произвольных корректировок компромиссов скорости и точности. J. Neurosci. 36 , 938–956 (2016).

    CAS Статья Google ученый

  • 43.

    Чандрасекаран, К., Пейксото, Д., Ньюсом, В. Т. и Шеной, К. В. Ламинарные различия в нейронной активности, связанной с принятием решений, в дорсальной премоторной коре. Нат. Commun. 8 , 614 (2017).

    ADS Статья Google ученый

  • 44.

    Кауфман, М. Т., Черчленд, М. М., Рю, С. И. и Шеной, К. В. Колебания, нерешительность и колебания в моментальной расшифровке моторной коры головного мозга обезьяны. Элиф 4 , e04677 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 45.

    Mirabella, G., Pani, P. & Ferraina, S. Нейронные корреляты когнитивного контроля достижения движений в дорсальной премоторной коре головного мозга макак-резусов. J. Neurophysiol. 106 , 1454–1466 (2011).

    CAS Статья Google ученый

  • 46.

    Пани, П. и др. . Колебания альфа- и бета-диапазона подчиняются различным процессам реактивного управления движениями конечностей. Фронт. Behav. Neurosci. 8 , 383, https://doi.org/10.3389/fnbeh.2014.00383 (2014).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 47.

    Mattia, M. et al. . Гетерогенные сборки клеток-аттракторов для двигательного планирования в премоторной коре. J. Neurosci. 33 , 11155–11168 (2013).

    CAS Статья Google ученый

  • 48.

    Маттиа, М., Феррайна, С. и Дель Джудис, П. Диссоциированная активность нескольких единиц и потенциалы локального поля: вдохновленный теорией анализ задачи двигательного решения. Neuroimage 42 , 812–823 (2010).

    Артикул Google ученый

  • 49.

    Паре, М. и Ханес, Д. П. Обработка контролируемых движений: активность верхних колликулюсов, связанная с подавленными саккадами. J. Neurosci. 23 , 6480–6489 (2003).

    Артикул Google ученый

  • 50.

    Scangos, K. W. & Stuphorn, V. Медиальная лобная кора головного мозга мотивирует, но не контролирует начало движения в задаче отмены. J. Neurosci. 30 , 1968–1982 (2010).

    CAS Статья Google ученый

  • 51.

    Ройтман, Дж. Д. и Шадлен, М. Н. Ответ нейронов в латеральной интрапериетальной области во время комбинированной задачи на время реакции визуального различения. J. Neurosci. 22 , 9475–9489 (2002).

    CAS Статья Google ученый

  • 52.

    Вудман, Г. Ф., Канг, М. С., Томпсон, К. и Шалл, Дж. Д. Влияние эффективности визуального поиска на подготовку ответа: нейрофизиологические доказательства дискретного потока. Psychol. Sci. 19 , 128–136 (2008).

    Артикул Google ученый

  • 53.

    Asrress, K. N. & Carpenter, R.H. Саккадические отмены: сравнение центральных и периферийных сигналов остановки. Vision Res. 41 , 2645–2651 (2001).

    CAS Статья Google ученый

  • 54.

    Армстронг, И. Т. и Муньос, Д. П. Ингибирующий контроль движений глаз во время действия глазодвигательных команд у взрослых с синдромом дефицита внимания с гиперактивностью. Exp. Brain Res. 152 , 444–452 (2003).

    CAS Статья Google ученый

  • 55.

    Салинас, Э. и Стэнфорд, Т. Р. Пересмотр контрольной задачи: быстрое обнаружение стимула является ключевым фактором, определяющим психофизические способности. J. Neurosci. 33 , 5668–5685 (2013).

    CAS Статья Google ученый

  • 56.

    Логан Г. Д., Ямагути М., Шалл Дж. Д. и Палмери Т.J. Тормозящий контроль в уме и мозге 2.0: модели саккадического противодействия. Psychol. Ред. 122 , 115–147 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 57.

    Шалл Дж. Д., Палмери Т. Дж. И Логан Г. Д. Модели ингибирующего контроля. Philos. Пер. R. Soc. Лондон. B. Biol. Sci . 372 , https://doi.org/10.1098/rstb.2016.0193 (2017).

    Артикул Google ученый

  • 58.

    Schmidt, R. & Berke, J. D. Модель остановки с паузой и отменой: данные нейрофизиологии базальных ганглиев. Philos. Пер. R. Soc. Лондон. B. Biol. Sci . 372 , https://doi.org/10.1098/rstb.2016.0202 (2017).

    Артикул Google ученый

  • 59.

    Verbruggen, F., Aron, A. R., Stevens, M. A. & Chambers, C. D. Стимуляция тета-взрывом диссоциирует на внимание и обновление действий в нижней лобной коре головного мозга человека. Proc. Natl. Акад. Sci. США 107 , 13966–13971 (2010).

    ADS CAS Статья Google ученый

  • 60.

    Сюй, К. З. и др. . Нейронные основы когнитивного контроля над торможением движений: данные электрофизиологии человека и приматов. Нейрон 96 , 1447–1458 (2017).

    CAS Статья Google ученый

  • 61.

    Шмидт, Р., Левенталь, Д. К., Маллет, Н., Чен, Ф. и Берке, Дж. Д. Отмена действий включает гонку между проводящими путями базальных ганглиев. Нат. Neurosci. 16 , 1118–1124 (2013).

    CAS Статья Google ученый

  • 62.

    Маллет, Н. и др. . Аркипаллидные клетки посылают стриатуму стоп-сигнал. Нейрон 89 , 308–316 (2016).

    CAS Статья Google ученый

  • 63.

    Chen, X., Scangos, K. W. & Stuphorn, V. Дополнительная моторная зона оказывает упреждающее и реактивное управление движениями рук. J. Neurosci. 30 , 14657–14675 (2010).

    CAS Статья Google ученый

  • 64.

    Thura, D. & Cisek, P. Базальные ганглии не выбирают достигаемые цели, но контролируют срочность обязательства. Нейрон 95 , 1160–1170 (2017).

    CAS Статья Google ученый

  • 65.

    Маркос, Э. и др. . Нервная изменчивость в премоторной коре головного мозга регулируется историей испытаний и позволяет прогнозировать поведенческие характеристики. Нейрон 78 , 249–255 (2013).

    CAS Статья Google ученый

  • 66.

    Battaglia-Mayer, A. et al. . Коррекция и подавление достигаемых движений в коре головного мозга: физиологические и нейропсихологические аспекты. Neurosci. Biobehav.Ред. 42 , 232–251 (2014).

    Артикул Google ученый

  • 67.

    Джонсон, П. Б. и Феррейна, С. Корковые сети для визуального охвата: внутренняя связь лобных долей. Eur. J. Neurosci. 8 , 1358–1362 (1996).

    CAS Статья Google ученый

  • 68.

    Виньесваран, Г., Филипп, Р., Лимон, Р. Н., Красков, А.Кортикоспинальные зеркальные нейроны M1 и их роль в подавлении движения во время наблюдения за действием. Curr. Биол. 23 , 236–243 (2013).

    CAS Статья Google ученый

  • 69.

    Намбу А. Семь проблем с базальными ганглиями. Curr. Opin. Neurobiol. 18 , 595–604 (2008).

    CAS Статья Google ученый

  • 70.

    Дум Р. П. и Стрик П. Л. Двигательные области лобной доли приматов. Physiol. Behav. 77 , 677–682 (2002).

    CAS Статья Google ученый

  • 71.

    Каминити Р. и др. . Вычислительная архитектура теменно-лобной сети, лежащей в основе когнитивно-моторного контроля у обезьян. eNeuro 4 , https://doi.org/10.1523/ENEURO.0306-16.2017 (2017).

    Артикул Google ученый

  • 72.

    Кейзер, К. и Кайперс, Х. Г. Дж. М. Распределение кортикоспинальных нейронов с коллатералями в ретикулярной формации нижнего ствола головного мозга у обезьян (macaca fascicularis). Exp. Brain Res. 74 , 311–318 (1989).

    CAS Статья Google ученый

  • 73.

    Риддл, К. Н., Эджли, С. А. и Бейкер, С. Н. Прямые и непрямые связи с мотонейронами верхних конечностей из ретикулоспинального тракта приматов. J. Neurosci. 29 , 4993–4999 (2009).

    CAS Статья Google ученый

  • 74.

    Koch, G. et al. . Динамика функциональной связи между дорсальной премоторной и контралатеральной моторной корой во время выбора движения. J. Neurosci. 26 , 7452–7459 (2006).

    CAS Статья Google ученый

  • 75.

    Чемберс, К. Д. и др. . Диссоциативные механизмы когнитивного контроля в префронтальной и премоторной коре. J. Neurophysiol. 98 , 3638–3647 (2007).

    Артикул Google ученый

  • 76.

    Duque, J., Labruna, L., Verset, S., Olivier, E. & Ivry, R. B. Диссоциация роли префронтальной и премоторной коры в управлении тормозными механизмами во время подготовки моторики. J. Neurosci. 32 , 806–816 (2012).

    CAS Статья Google ученый

  • 77.

    Duque, J., Greenhouse, I., Labruna, L. и Ivry, R. B. Физиологические маркеры моторного торможения во время поведения человека. Trends Neurosci. 40 , 219–236 (2017).

    CAS Статья Google ученый

  • 78.

    Parmigiani, S., Zattera, B., Barchiesi, G.И Каттанео, Л. Пространственные и временные характеристики связанных с набором тормозных и возбуждающих входов от дорсальной премоторной коры к ипсилатеральной моторной коре, оцениваемые с помощью транскраниальной магнитной стимуляции с двумя катушками. Мозг Топогр . https://doi.org/10.1007/s10548-018-0635-x (2018).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 79.

    Пиктон Т. В. и др. . Влияние очаговых лобных поражений на торможение ответа. Cereb. Cortex 17 , 826–838 (2007).

    Артикул Google ученый

  • 80.

    Sawaguchi, T., Yamane, I. & Kubota, K. Применение бикукуллина-антагониста ГАМК к премоторной коре снижает способность хорошо обученных обезьян сдерживать движение при достижении цели с визуальным управлением. J. Neurophysiol. 75 , 2150–2156 (1996).

    CAS Статья Google ученый

  • 81.

    Леви Б. Дж. И Вагнер А. Д. Когнитивный контроль и правосторонняя вентролатеральная префронтальная кора: рефлексивная переориентация, моторное торможение и обновление действий. Ann. N.Y. Acad. Sci. 1224 , 40–62 (2011).

    ADS Статья Google ученый

  • 82.

    Арон, А. Р. и Полдрак, Р. А. Кортикальные и подкорковые вклады в подавление подавления сигнального ответа: роль субталамического ядра. Дж.Neurosci. 26 , 2424–2433 (2006).

    CAS Статья Google ученый

  • 83.

    Арон А. Р., Роббинс Т. В. и Полдрак Р. А. Торможение и правая нижняя лобная кора: одно десятилетие спустя. Trends Cogn. Sci. 18 , 177–185 (2014).

    Артикул Google ученый

  • 84.

    Brunamonti, E. et al. . Повреждение мозжечка нарушает исполнительный контроль и мониторинг движения. Plos One 9 , e85997, https://doi.org/10.1371/journal.pone.0085997 (2014).

    ADS CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 85.

    Рубиа, К., Оостерлан, Дж., Сержант, Дж. А., Брандейс, Д. и В. Леувен, Т. Тормозная дисфункция у гиперактивных мальчиков. Behav. Brain Res. 94 , 25–32 (1998).

    CAS Статья Google ученый

  • 86.

    Пани, П. и др. . У детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности проактивный и реактивный контроль движений по-разному влияет. Res. Dev. Disabil. 34 , 3104–3111 (2013).

    CAS Статья Google ученый

  • 87.

    Luman, M. et al. . Подавление, подкрепление чувствительности и обработка временной информации при СДВГ и СДВГ + ODD: свидетельство отдельной сущности? Дж.Ненормальный. Child Psychol. 37 , 1123–1135 (2009).

    Артикул Google ученый

  • 88.

    Menghini, D. et al. . Влияние генерализованного тревожного расстройства на управляющие функции у детей с СДВГ. Eur. Arch. Psychiatry Clin. Neurosci. 268 , 349–357 (2018).

    CAS Статья Google ученый

  • 89.

    Салум, Г.А. и др. . Специфика обработки базовой информации и тормозящего контроля при синдроме дефицита внимания и гиперактивности. Psychol. Med. 44 , 617–631 (2014).

    CAS Статья Google ученый

  • 90.

    Брунамонти, Э., Феррайна, С. и Паре, М. Обработка контролируемых движений: свидетельство общего тормозящего контроля движений пальцев, запястий и рук. Neuroscience 215 , 69–78 (2012).

    CAS Статья Google ученый

  • 91.

    Mione, V. et al. . Как однонуклеотидный полиморфизм COMT Val158Met, так и различия в зависимости от пола влияют на ингибирование ответа. Фронт. Behav. Neurosci. 9 , 127, https://doi.org/10.3389/fnbeh.2015.00127 (2015).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 92.

    Вербрюгген, Ф., Чемберс, К. Д. и Логан, Г. Д. Фиктивные различия в тормозах: как асимметрия и замедление искажают оценку задержек при остановке. Psychol. Sci. 24 , 352–362 (2013).

    Артикул Google ученый

  • 93.

    Мацке Д., Вербрюгген Ф. и Логан Г. Парадигма стоп-сигнала в Справочнике Стивенса по экспериментальной психологии и когнитивной нейробиологии, Том 5 (изд.Вагенмакерс, Э. Дж.) (John Wiley & Sons, Inc., в печати).

  • Границы | Стоп-чувство: подавление эмоционального вмешательства после испытаний стоп-сигнала

    Введение

    Эмоциональные стимулы играют важную роль в жизни человека. Считается, что они получают приоритетную обработку и, следовательно, влияют на поведение, познание и физиологию. Неадаптивная эмоциональная обработка и недостаточная регуляция эмоций являются ключевыми факторами различных психопатологий, и поэтому очень важно понимать их природу.Одна из наиболее изучаемых тем среди ученых, занимающихся эмоциями, - это взаимосвязь между эмоциями и вниманием (например, Vuilleumier, 2005; Pessoa, 2009). Считается, что эмоциональные стимулы привлекают внимание и, следовательно, нарушают работоспособность (т. Е. Удлинение RT) при выполнении различных задач, таких как простые задачи распознавания (Hartikainen et al., 2000; Buodo et al., 2002). Этот эффект называется эмоциональным вмешательством [то есть, удлиненное время реакции (RT) на отрицательные испытания по сравнению с нейтральными испытаниями]. В последнее время огромное количество когнитивных и аффективных исследований было посвящено изучению влияния эмоциональной информации на задачи, требующие исполнительного контроля.Исполнительный контроль считается системой «высшего порядка», которая включает в себя несколько подсистем внимания (Posner and Petersen, 1990; Verbruggen, Logan, 2008; Banich, 2009), которые действуют вместе, чтобы направлять поведение в соответствии с внутренними целями (Shallice и Norman, 1986; Miyake et al., 2000; Miller, Cohen, 2001; Banich, 2009). Важно отметить, что и эмоции, и исполнительный контроль являются ключевыми элементами целенаправленного поведения. Следовательно, изучение связей между этими двумя системами важно для понимания адаптивного и дезадаптивного поведения.Целью настоящего исследования является изучение связи между тормозящим контролем - компонентом исполнительного контроля - и стимулами, вызывающими эмоции (т. Е. Негативными картинками).

    Влияние эмоциональных стимулов на исполнительный контроль изучалось в основном с помощью задач на выборочное внимание, таких как задачи Штрупа (1935) и фланкера (Eriksen and Eriksen, 1974). Эти задачи измеряют способность уделять внимание важному аспекту и игнорировать нерелевантную отвлекающую информацию. Результаты исследований, в которых использовались такие задачи, противоречивы.Например, используя модифицированную версию задачи фланкера, Деннис и др. (2008) обнаружили снижение исполнительного контроля после появления испуганных лиц. Аналогичным образом Padmala et al. (2011) обнаружили, что негативные стимулы снижают мониторинг конфликта, и пришли к выводу, что есть общие ресурсы между исполнительным контролем и эмоциональной обработкой. Другие исследования обнаружили противоположный эффект; а именно, по сравнению с нейтральной информацией, эмоциональная информация улучшала исполнительный контроль в задачах выборочного внимания (например,г., Канске и Коц, 2010, 2011а, б; для дальнейшего обсуждения см. Cohen and Henik, 2012; Канске, 2012).

    Хотя влияние эмоций на исполнительный контроль широко изучается, только недавно исследователи начали изучать влияние исполнительного контроля на эмоции. Окон-Зингер и др. (2012) предположили, что факторы внимания, такие как исполнительный контроль, могут вызывать модуляцию эмоций сверху вниз (см. Также Bishop, 2008, о нейронном механизме, отвечающем за регулирование внимания к сигналам, связанным с угрозой; Ochsner and Gross, 2005, о рассмотрение).Эта модуляция сверху вниз имеет решающее значение в ситуациях, когда эмоциональная информация не имеет значения и может нарушить целенаправленное поведение. В соответствии с этим предположением, нейровизуализационные исследования показали, что активация областей мозга, участвующих в исполнительном контроле (префронтальной, особенно дорсолатеральной и теменной коры), ослабляет активацию областей мозга, участвующих в эмоциональной обработке (в основном миндалины) (Hariri et al., 2000). ; Liberzon et al., 2000; Pessoa, 2005; Vuilleumier, 2005; Etkin et al., 2006; Blair et al., 2007; Mitchell et al., 2008; Hart et al., 2010). Есть также поведенческие свидетельства регуляции эмоциональных стимулов сверху вниз. Etkin et al. (2006, 2010) использовали эмоциональную задачу, похожую на Stroop, и обнаружили эффект адаптации к конфликту (то есть эмоциональный конфликт в текущем следе был ослаблен после конфликта в предыдущем следе). Авторы пришли к выводу, что исполнительные процессы (то есть избирательное внимание) могут ослаблять эмоциональную реакцию. Недавно мы обнаружили более прямые поведенческие доказательства регуляции эмоциональных стимулов сверху вниз (Cohen et al., 2011, 2012). Мы представили негативные и нейтральные изображения, следующие за фланкерной целью, и измерили эмоциональную интерференцию в следующей задаче распознавания. От участников требовалось реагировать на направление средней стрелки и игнорировать фланговые стрелки. Фланговые стрелки могут быть совпадающими (<<<<<) или несовместимыми (<<> <<) с целевой стрелкой. Неконгруэнтные испытания состоят из конфликта и считаются задействованными в процессах исполнительного контроля (как показано в удлиненном RT в несовместимом vs.конгруэнтные испытания). Эмоциональное вмешательство присутствовало после совпадающих испытаний, но было устранено после неконгруэнтных испытаний (Cohen et al., 2012; см. Также Blair et al., 2007).

    Рассмотрение задач выборочного внимания для исследования связи между эмоциями и исполнительным контролем может быть недостаточным. В соответствии с этим представлением многие исследователи предположили, что исполнительный контроль не является унитарным, и призвали различать различные компоненты контроля (Rafal, Henik, 1994; Harnishfeger, 1995; Miyake et al., 2000; Нигг, 2000; Банич, 2009). Задачи на выборочное внимание, такие как задачи Stroop (Stroop, 1935; MacLeod, 1991) и фланкеры (Posner and Petersen, 1990), измеряют способность уделять внимание релевантному измерению и игнорировать нерелевантную отвлекающую информацию. Способность игнорировать нерелевантную информацию может включать торможение (Verbruggen et al., 2004; Kalanthroff et al., 2012) - ключевой компонент исполнительного контроля (van Veen and Carter, 2006; Verbruggen and Logan, 2008). В данной статье мы спрашиваем, влияет ли тормозной компонент исполнительного контроля и может ли он модулировать эмоциональную реакцию таким же образом, как при избирательном внимании.

    Блокирующий контроль

    Важным компонентом исполнительного контроля и, возможно, его отличительной чертой является подавление не относящейся к делу информации, мыслей или действий (van Veen and Carter, 2006; Verbruggen and Logan, 2008). Этот компонент исполнительного контроля называется тормозящим контролем и обычно связан с активацией правой нижней лобной извилины (rIFG; Aron et al., 2003). Чтобы изучить этот процесс в лаборатории, рассмотрим задачу «стоп-сигнал» (Логан и Коуэн, 1984; Логан, 1994), которая исследует способность подавлять уже начатое действие, которое больше не подходит.В классическом задании участников просят как можно быстрее ответить на визуальный стимул (сигнал «идти») с помощью двигательной реакции. Примерно в четверти испытаний слуховой стимул (стоп-сигнал), который сигнализирует участникам о необходимости подавления двигательной реакции, идет сразу после визуального сигнала «Стоп». Продолжительность между сигналом пуска и стоп-сигналом (задержка стоп-сигнала; SSD) подвергается процедуре отслеживания и изменяется от одного испытания к другому в зависимости от успеха участника в подавлении его или ее реакции (т.е. успешное ингибирование сделает следующее испытание более трудным - SSD будет длиннее - и наоборот). В конце концов, можно оценить время реакции стоп-сигнала (SSRT), которое является временем, необходимым для успешного подавления. SSRT оказался важной мерой когнитивного контроля (Verbruggen and Logan, 2008). Логан и Коуэн (1984) и Логан и др. (1984) сравнили выполнение задачи стоп-сигнала с скачками между более автоматическим процессом «Стоп», запускаемым подачей сигнала «Стоп», и процессом исполнительной остановки, запускаемым сигналом «Стоп».Логан и др. (1984) утверждали, что «феномен торможения реакции согласуется с иерархической теорией внимания, в которой процесс высокого уровня определяет значимость поступающих стимулов и решает, прервать ли текущий поток мысли и действия или поставить новые стимулы в очередь вместе с ними. старые, которые будут обрабатываться по мере поступления ресурсов »(с. 290).

    Тормозной контроль и эмоции

    Несколько исследований были посвящены взаимосвязи между эмоциями и тормозящим контролем.Используя модифицированную версию парадигмы стоп-сигнала, Verbruggen и De Houwer (2007) обнаружили, что эмоциональные стимулы (негативные или позитивные изображения) снижают эффективность тормозящего контроля (т. Е. Более длительное SSRT в эмоциональных испытаниях). Sagaspe et al. (2011) обнаружили длительное RT при наличии случайной угрожающей информации, хотя SSRT не был затронут эмоциями. Однако эти исследователи обнаружили, что нейронные цепи, задействованные в процессе торможения, модулируются угрожающей информацией. В частности, они обнаружили, что остановка в угрожающем испытании была связана с активацией орбитофронтальной коры (а не нижней лобной извилины, обычно связанной с остановкой).Этот вывод подразумевает, что тормозящий контроль при наличии эмоциональной информации может отличаться от тормозящего контроля в нейтральных ситуациях. Pessoa et al. (2012) использовали задачу стоп-сигнала для стимулов с высокой и низкой угрозой и обнаружили, что эффективность тормозящего контроля повышается с помощью стимулов с низким уровнем угрозы и снижается стимулами с высокой угрозой. Этот вывод согласуется с выводами Pessoa et al. (2012), что низкая угроза улучшает контроль со стороны руководства, поскольку она усиливает целенаправленное поведение (см. Также Kanske, 2012), тогда как высокая угроза привлекает ресурсы, доступные для выполнения задачи, и, следовательно, нарушает исполнительные процессы.

    В отличие от неоднозначных выводов, касающихся влияния эмоций на избирательное внимание, в отношении тормозящего контроля большинство результатов согласуются с разрушающим влиянием эмоций на тормозящий контроль. Предыдущее исследование показало, что эмоциональный стимул ухудшает выполнение как процессов перехода, так и остановки (Verbruggen and De Houwer, 2007). Однако пока не ясно, оказывает ли тормозящий контроль регулирующий эффект на эмоции, аналогичный эффекту избирательного внимания.Этот вопрос очень важен по нескольким причинам: (а) понимание связи между подавлением и влиянием эмоций на производительность может углубить наши знания о связи между «высокими» (например, исполнительный контроль) и «низкими» (например, эмоциями) когнитивными системами. . (b) Недостаточный тормозной контроль лежит в основе различных психопатологий и расстройств настроения, таких как аутизм (например, Geurts et al., 2004), шизофрения (например, Enticott et al., 2008), обсессивно-компульсивное расстройство (например, Chamberlain et al., 2006) и тревоге (например, Derakshan et al., 2009), хотя до сих пор неизвестно, является ли нарушенный тормозной контроль ответственным за аномальную эмоциональную обработку, обнаруживаемую при этих расстройствах. Например, известно, что пациенты с депрессией обладают недостаточной способностью подавлять обработку эмоциональных стимулов (например, Goeleven et al., 2006), и, таким образом, при этом расстройстве роль нарушенного подавления более очевидна. (c) Принимая во внимание тот факт, что торможение, по крайней мере, частично участвует в большинстве задач исполнительного контроля (включая задачи выборочного внимания), связь между торможением и эмоциями может существенно способствовать общему недооценке связи между исполнительным контролем и эмоциями.

    Текущее исследование

    В текущем исследовании использовалась задача эмоционального стоп-сигнала, чтобы исследовать взаимные связи между эмоцией и тормозящим контролем. Во-первых, в испытаниях с непрерывным сигналом мы предсказали эффект эмоциональной интерференции, аналогичный результатам, полученным в простых задачах распознавания (Hartikainen et al., 2000; Buodo et al., 2002). Во-вторых, поскольку мы использовали схему, аналогичную той, которую использовали Verbruggen и De Houwer (2007), мы предсказали повторение их результатов, показывающих нарушение ингибиторного контроля (т.е., длиннее SSRT) после негативных по сравнению с нейтральными картинками. Самое главное, мы ожидали, что эмоциональное вмешательство будет устранено, когда предыдущее испытание было остановленным испытанием. А именно, активация процессов ингибирующего контроля во время испытаний с остановкой снизит активацию негативных стимулов в следующем безостановочном испытании. Этот прогноз был основан на предыдущих выводах, показывающих снижение эмоционального вмешательства после исполнительной активации с использованием задач выборочного внимания (Cohen et al., 2011, 2012).

    Материалы и методы

    Участников

    Двадцать семь студентов Университета Бен-Гуриона в Негеве (Израиль) приняли участие за небольшую денежную плату. Исследование было одобрено этическим комитетом факультета психологии Университета Бен-Гуриона в Негеве, Израиль. Все участники подписали форму информированного согласия до своего участия в эксперименте. Все участники имели нормальное зрение или зрение с поправкой на нормальное, были правшами, не имели в анамнезе дефицита внимания или трудностей в обучении, и все были наивны в отношении цели эксперимента.Один участник был исключен из дальнейшего анализа из-за высокого уровня ошибок в испытаниях без остановки сигнала [более 3 стандартных отклонений ( SD ) от среднего значения], а один был исключен из-за сообщения о тяжелых депрессивных симптомах при большой депрессии. инвентаризация, проводимая в конце поведенческой задачи (MDI; Bech, 1997; Bech and Wermuth, 1998). Кроме того, поскольку SSRT - это оценка времени, необходимого участнику для остановки в 50% испытаний, если успех участника в подавлении реакции на прекращение испытаний значительно отличался от 50%, SSRT не был бы действительным и участник будет исключен из дальнейшего анализа [метод оценки Verbruggen and Logan (2009); см. также Verbruggen et al.(2008)]. Три участника (женщины) были исключены по последнему критерию. Из оставшихся 22 участников (10 женщин и 12 мужчин) самому молодому было 23 года, а самому старшему - 29 лет (среднее значение = 25,1 года, SD, = 1,66).

    Оборудование

    Сбор данных и представление стимулов контролировались компьютером DELL OptiPlex 760 vPro с процессором Intel Core 2 Duo E8400 3 ГГц. Стимулы предъявлялись на 19-дюймовом ЖК-мониторе DELL E198PF. На столе между участником и монитором помещалась клавиатура.Участники проходили индивидуальное тестирование. Они сидели примерно в 23,5 дюйма от экрана компьютера. Наклейки со знаками «@» и «#» были приклеены к двум обычным клавишам клавиатуры, которые служили клавишами ответа.

    Процедура

    Эксперимент включал 12 практических испытаний, которые в дальнейшем не анализировались, и 480 экспериментальных испытаний. Участникам сказали, что практический блок будет идентичен экспериментальному, только экспериментальный блок будет длиннее и не будет включать обратную связь.Каждое испытание начиналось с фиксации 1000 мс (черный знак плюса в центре серого экрана). Фиксация сопровождалась картинкой на 100 мс. После исчезновения картинки появлялся визуальный стимул (т.е. @ или #). Клавиши ответа были «p» для появления «@» и «q» для «#». Участников попросили ответить указательными пальцами обеих рук. В инструкции участникам указывалось, что нужно нажимать правильную клавишу как можно быстрее и точнее, и подчеркивалось, что не следует ждать потенциального сигнала остановки.Стимул запуска оставался в поле зрения в течение 1500 мс или до нажатия клавиши. RT рассчитывали по появлению стимула go на ответ. При случайной выборке 30% испытаний подавался звуковой сигнал остановки (см. Рисунок 1). Сигнал остановки был представлен после переменного SSD, который изначально был установлен на 250 мс и отрегулирован процедурой отслеживания лестницы: после каждой успешной остановки SSD увеличивался на 20 мс, а после каждой неудачной остановки SSD сокращался на 20 мс. В половине испытаний была представлена ​​нейтральная картина, а в другой половине - отрицательная.SSD был скорректирован для каждого условия валентности (т. Е. Отрицательного и нейтрального) отдельно. Порядок испытаний был случайным с двумя ограничениями: у нас было одинаковое количество испытаний нейтрального и отрицательного стоп-сигнала (по 72 каждого), и у нас было такое же количество нейтральных и отрицательных испытаний, которые следовали за испытаниями стоп-сигнала (по 36 каждого условия валентности). в текущем испытании для каждого состояния балки в предыдущем испытании).

    Рисунок 1. Методика эксперимента. Пример испытания отрицательного стоп-сигнала.

    Стимулы

    Участникам было предложено эмоциональное стоп-сигнальное задание. Мы использовали 40 негативных (средняя валентность = 2,41, среднее возбуждение = 6,16) и 40 нейтральных (средняя валентность = 5,01, среднее возбуждение = 2,84) изображений, взятых из Международной системы аффективных картинок (IAPS; Lang et al., 2001). Изображения были идентичны изображениям, использованным Verbruggen и De Houwer (2007). На этапе практики использовались десять нейтральных картинок, отличных от тех, что использовались в реальном эксперименте. Сигналы go представляли собой черные знаки «@» или «#», представленные в центре экрана на сером фоне и равные нулю.98 дюймов в высоту и 2,36 дюйма в ширину. Стоп-сигнал представлял собой звуковой сигнал (750 Гц, 75 мс), подаваемый через наушники.

    Результаты

    Чтобы исследовать наше априорное предположение, что после испытаний стоп-сигнала отрицательные стимулы не будут влиять на RT, к данным RT безостановочных испытаний с валентностью (отрицательный по сравнению с нейтральным) и предыдущим испытанием (без остановок или без остановок) в качестве факторов внутри субъекта (см. Таблицу 1). Была обнаружена значительная взаимосвязь между валентностью и предыдущим испытанием, F (1, 21) = 6.325, p <0,02, частичный квадрат этажа (PES) = 0,231. Как видно на рисунке 2, после непрерывных испытаний, RT для отрицательных стимулов был значительно дольше, чем RT для нейтральных стимулов, F (1, 21) = 18,905, p <0,001, PES = 0,474. Напротив, после испытаний с остановкой, RT для отрицательных стимулов существенно не отличался от RT для нейтральных испытаний, F <1. А именно, эффект эмоциональной интерференции был устранен после испытаний стоп-сигнала.Это похоже на наши предыдущие результаты, показывающие ослабление эмоционального вмешательства после фланкерных неконгруэнтных испытаний (Cohen et al., 2011).

    Таблица 1. Время реакции ( RT в мс ), стандартное отклонение ( SD ) и точность ( ACC ) различных испытаний в двух условиях оценки (нейтральное и отрицательное) .

    Рис. 2. Среднее RT в валентных условиях после испытаний стоп-сигнала или отсутствия стоп-сигнала. Планки погрешностей представляют собой одну стандартную ошибку от среднего значения, основанного на методе Кузино (2005) для дизайна внутри субъектов.

    В испытаниях без сигнала остановки рассчитывалась средняя RT правильных ответов для каждого участника в каждом условии валентности. Односторонний дисперсионный анализ ANOVA с повторными измерениями был применен к данным RT с валентностью (отрицательная или нейтральная) в качестве фактора внутри субъекта (см. Таблицу 1). Как и ожидалось, RT для отрицательных стимулов было значительно дольше, чем RT для нейтральных стимулов, F (1, 21) = 22.191, p <0,001, PES = 0,514. Этот результат повторяет известный эффект эмоциональной интерференции, который ранее был обнаружен с помощью простых задач различения (Hartikainen et al., 2000; Buodo et al., 2002).

    Как упоминалось ранее, SSD настраивался отдельно для каждого условия валентности. Исходя из предположения, что шансы на успешное ингибирование существенно не отличались от 0,50, SSRT рассчитывали как среднее RT минус медианное значение SSD для каждого участника в каждом состоянии (см. Verbruggen and Logan, 2009; см. Таблицу 1).Как и предполагалось, SSRT для отрицательных испытаний был дольше, чем SSRT для нейтральных испытаний. Это было значимо, F (1, 21) = 4,301, p = 0,05, PES = 0,17. Этот результат повторяет выводы Verbruggen и De Houwer (2007) и подтверждает утверждение о том, что эмоциональная информация нарушает исполнительные функции, связанные с торможением.

    Обсуждение

    Результаты настоящего исследования просты: во-первых, было обнаружено, что эмоциональные стимулы ухудшают ответную реакцию и тормозящий контроль (т.е., удлиненный ССРТ). Во-вторых, было обнаружено, что активация тормозящего контроля ослабляет (следующий) эмоциональный эффект.

    В испытаниях без стоп-сигнала ответы на задачу распознавания были медленнее, когда им предшествовали отрицательные стимулы, чем когда им предшествовали нейтральные стимулы; а именно, мы обнаружили эффект эмоциональной интерференции (Hartikainen et al., 2000; Schimmack, 2005). Это в основном повторяет предыдущие результаты, которые показали, что отрицательные стимулы нарушают способность выполнять простые задачи распознавания, не связанные с конфликтом (Hartikainen et al., 2000; Buodo et al., 2002). Этот вывод соответствует представлению Леду (1995) о том, что выраженность эмоционального стимула увеличивается, чтобы улучшить его обработку.

    Подобно Verbruggen и De Houwer (2007), мы обнаружили, что латентные периоды остановки были увеличены после предъявления отрицательных стимулов по сравнению с латентными периодами остановки после нейтральных стимулов. А именно, способность останавливаться снижалась при предъявлении нерелевантного негативного стимула. Подобно результатам, полученным в безостановочных испытаниях, результаты, показывающие удлиненную задержку остановки после отрицательных по сравнению с нейтральными стимулами, также укрепляют представление о том, что эмоциональные стимулы привлекают внимание и получают приоритетную обработку по сравнению с неэмоциональными стимулами.Мысль о том, что предъявление негативного стимула вызывает кратковременное замирание (как и следовало ожидать из теории борьбы, бегства, замирания), может быть интерпретирована двумя способами с помощью наших выводов. С одной стороны, Verbruggen и De Houwer (2007) предположили, что кратковременное замораживание должно было помочь остановить и, следовательно, SSRT следует сократить (улучшить) после негативного стимула. С другой стороны, кратковременное когнитивное замирание, которое происходит во время предъявления отрицательного стимула, замедлит процесс тормозящего контроля.Наши результаты, аналогичные результатам Verbruggen и De Houwer, показывают замедление как в процессе ингибирующего контроля, так и в RT до непрерывных испытаний после негативного стимула и, таким образом, указывают на то, что когнитивное замирание действительно имело место. Эти результаты согласуются с результатами других исследований, которые выявили снижение производительности при выполнении управляющих задач после эмоциональных стимулов (например, Dennis et al., 2008; Padmala et al., 2011).

    Важно отметить, что в данной статье мы исследовали связь между кратко (100 мс) представленными эмоциональными стимулами (т.е., негативные изображения IAPS) и ингибирующий контроль. Полученные данные отражают эффекты преходящего эмоционального возбуждения (обычно обнаруживаемого, когда эмоциональные и неэмоциональные картинки представлены случайным образом в одном и том же блоке; Bradley et al., 1993), а не устойчивого эмоционального состояния или настроения (как обнаруживается при представлении эмоционального состояния). блок эмоциональных картинок; Bradley et al., 1996). Кратко представленные изображения IAPS, как известно, вызывают эмоциональное возбуждение, измеренное с помощью физиологических (Lang et al., 1993), электрофизиологических (Schupp et al., 2004) и методов визуализации мозга (Glascher and Adolphs, 2003) (см. Обсуждение в Shackman et al., 2006 относительно оценки эмоциональных эффектов). В соответствии с этими выводами, в текущем исследовании изображения IAPS вызвали кратковременное эмоциональное возбуждение, которое повлияло на выполнение процессов включения и остановки.

    Наиболее важным вкладом в настоящее исследование является открытие, касающееся влияния подавляющего контроля на эмоции. Новизна нашего исследования состоит в том, что оно исследует, может ли тормозящий контроль ослабить эффект следующего эмоционального стимула.Наши результаты показывают, что в то время как RT увеличивалась после негативных стимулов, этот эффект исчезал в испытаниях, которым предшествовала проба стоп-сигнала; а именно, эффект эмоциональной интерференции не был получен после испытаний стоп-сигнала. Соответственно, мы предполагаем, что необходимость подавления доминантного ответа активировала тормозные сети, которые, в свою очередь, подавляли эмоциональную систему и устраняли ее влияние на поведение. Учитывая, что текущее исследование не позволяет напрямую измерить эмоциональные процессы, мы не можем быть уверены, подавляют ли тормозящие процессы непосредственно эмоциональные процессы или они подавляют последствия эмоциональных процессов.Для изучения этих интересных возможностей необходимы дальнейшие исследования.

    Результаты настоящего исследования соответствуют нашим предыдущим результатам, которые показали значительный эффект эмоциональной интерференции после фланкер-конгруэнтных испытаний, но не после фланкер-конгруэнтных испытаний (Cohen et al., 2011). В этом исследовании утверждалось, что исполнительный контроль активирует нисходящие процессы, которые могут устранить влияние эмоций на поведение. Эта регулирующая связь была предложена в качестве интерпретации вывода о том, что эмоции не влияют на исполнительный контроль.Чтобы отличаться от этого предыдущего исследования, в текущем исследовании мы обнаружили «двустороннюю» связь, в которой отрицательные стимулы прерывали тормозящий контроль, а действие тормозящего контроля ослабляло влияние эмоций на производительность. Как упоминалось ранее, задача фланкера и задача стоп-сигнала активируют различные аспекты исполнительного контроля (хотя между лежащими в их основе механизмами существует некоторое совпадение). В то время как задача фланкера в основном используется для изучения избирательного внимания или контроля конфликта, задача стоп-сигнала исследует тормозящий контроль.В то время как избирательное внимание характеризуется необходимостью сосредоточиться на соответствующем стимуле или измерении и игнорировать нерелевантные отвлекающие факторы, тормозящий контроль характеризуется необходимостью остановить текущий образ действий. На неврологическом уровне задачи выборочного внимания связаны в основном с активацией передней поясной извилины и дорсолатеральной префронтальной коры (Cohen et al., 1990; Botvinick et al., 1999, 2001; Carter et al., 1999; Niendam et al. ., 2012), а остановка связана в основном с активацией rIFG; вентролатеральная префронтальная кора и пресупплементарная моторная область (пре-SMA) (Aron et al., 2003, 2007; Рубиа и др., 2003; Chambers et al., 2007; Chevrier et al., 2007). Кажется, что отношения между избирательным вниманием и эмоциями не идентичны отношениям между тормозящим контролем и эмоциями. В частности, кажется, что эмоциональные стимулы нарушают тормозящий контроль, но оказывают непоследовательное воздействие на избирательное внимание. Однако сходные данные, полученные от обоих этих исполнительных компонентов, укрепляют представление о том, что активация процессов исполнительного контроля регулирует влияние эмоций на поведение и когнитивные процессы.Как упоминалось во введении, задачи выборочного внимания активируют тормозные процессы. Возможно, что активация процесса тормозящего контроля лежит в основе эффекта регулирования сверху вниз, обнаруживаемого при использовании как селективного внимания, так и задач стоп-сигнала.

    Некоторые выводы можно сделать из результатов текущего исследования. Ранее мы упоминали, что многие психопатологии и расстройства настроения характеризуются плохим тормозящим контролем (например, аутизм - Geurts et al., 2004; шизофрения - Enticott et al., 2008; обсессивно-компульсивное расстройство - Чемберлен и др., 2006; и тревога - Derakshan et al., 2009), а также плохая способность подавлять обработку эмоциональной информации (например, депрессия - Goeleven et al., 2006). Необходимы дальнейшие исследования, чтобы изучить связь между дефицитом тормозящего контроля и дефицитом регуляции эмоций у этих пациентов. Синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) - еще одно широко распространенное заболевание, для которого могут иметь значение текущие результаты исследования.Известно, что люди с СДВГ обладают недостаточным тормозным контролем (ингибирование стоп-сигнала было предложено как «эндофенотип СДВГ», см. Обзор Verbruggen and Logan, 2008), и они также испытывают трудности с регулированием эмоций (например, Уолкотт и Ландау , 2006). Результаты текущего исследования предполагают, что эти два явления могут быть связаны, хотя необходимы дальнейшие исследования, чтобы полностью понять связь между плохим тормозным контролем и дефицитом регуляции эмоций у людей с СДВГ.

    В заключение, в текущем исследовании мы продемонстрировали, что эмоциональные стимулы мешают выполнению задания, хотя после испытаний, которые требовали ингибирующего контроля, этот эффект исчезал - RT отрицательных испытаний был аналогичен RT нейтральных испытаний. Кроме того, мы повторили предыдущие результаты, показывающие, что эмоциональные стимулы мешают тормозному контролю. Эти результаты предполагают двустороннюю связь между тормозящим контролем и эмоцией, при которой эмоция как разрушает, так и модулируется тормозящим контролем.Кажется, что при некоторых обстоятельствах «высокие» когнитивные системы могут регулировать или даже подавлять «низкие» системы, такие как эмоциональная система, и, таким образом, препятствовать тому, чтобы они влияли на производительность. Этот механизм имеет потенциально адаптивную функцию - он обеспечивает целенаправленное поведение в присутствии кратко представленной нерелевантной эмоциональной информации. По-прежнему необходимы дальнейшие исследования, чтобы раскрыть конкретные обстоятельства, в которых происходит эта регуляция сверху вниз, и последствия дефицита этого механизма регуляции для расстройств дисрегуляции эмоций.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Мы благодарим Дезире Мелул за полезные комментарии и полезный вклад в эту статью, а также Амита Перри за помощь на начальных этапах подготовки эксперимента.

    Сноски

    Список литературы

    Арон, А.Р., Беренс, Т. Е., Смит, С., Франк, М. Дж., И Полдрак, Р. А. (2007). Триангуляция сети когнитивного контроля с использованием диффузно-взвешенной магнитно-резонансной томографии (МРТ) и функциональной МРТ. Дж. Neurosci . 27, 3743–3752.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Арон, А. Р., Флетчер, П. К., Буллмор, Э. Т., Саакян, Б. Дж., И Роббинс, Т. В. (2003). Подавление стоп-сигнала нарушается повреждением правой нижней лобной извилины у человека. Нат.Neurosci . 6, 115–116.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Банич, М. Т. (2009). Исполнительная функция: поиск интегрированного аккаунта. Curr. Реж. Psychol. Sci . 18, 89–94.

    Bech, P., and Wermuth, L. (1998). Применимость и валидность реестра большой депрессии у пациентов с болезнью Паркинсона. Nord. J. Psychiatry 52, 305–309.

    Блэр, К. С., Смит, Б. У., Митчелл, Д. Г., Morton, J., Vythilingam, M., Pessoa, L., et al. (2007). Модуляция эмоций познанием и познание эмоциями. Neuroimage 35, 430–440.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Ботвиник М. М., Бравер Т. С., Барч Д. М., Картер С. С. и Коэн Дж. Д. (2001). Мониторинг конфликтов и когнитивный контроль. Psychol. Ред. . 108, 624–652.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

    Ботвиник, М. М., Нистром, Л.Э., Фиссел К., Картер С. С. и Коэн Дж. Д. (1999). Мониторинг конфликтов в сравнении с выбором действия в передней поясной коре головного мозга. Природа 402, 179–181.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Брэдли М. М., Катберт Б. Н. и Ланг П. Дж. (1996). Изображение СМИ и эмоции: эффекты устойчивого аффективного контекста. Психофизиология 33, 662–670.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

    Брэдли, М.М., Лэнг, П. Дж., И Катберт, Б. Н. (1993). Эмоции, новизна и рефлекс испуга: привыкание у людей. Behav. Neurosci . 107, 970–980.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

    Буодо, С., Сарло, М., и Паломба, Д. (2002). Ресурсы внимания, измеряемые временем реакции, выделяют различия между приятными и неприятными, сильно возбуждающими стимулами. Motiv. Эмот . 26, 123–138.

    Картер К. С., Ботвиник М. М. и Коэн Дж. Д. (1999).Вклад передней поясной коры в исполнительные процессы познания. Ред. Neurosci . 10, 49–57.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

    Чемберлен, С. Р., Файнберг, Н. А., Блэквелл, А. Д., Роббинс, Т. В., и Саакян, Б. Дж. (2006). Двигательное торможение и когнитивная гибкость при обсессивно-компульсивном расстройстве и трихотилломании. Am. J. Psychiatry 163, 1282–1284.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Чемберс, К.Д., Беллгроув, М.А., Гулд, И.С., Инглиш, Т., Гараван, Х., Макнот, Э. и др. (2007). Диссоциативные механизмы когнитивного контроля в префронтальной и премоторной коре. J. Neurophysiol . 98, 3638–3647.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Шеврие, А. Д., Носуорти, М. Д., и Шахар, Р. (2007). Диссоциация ингибирования ответа и мониторинг производительности в задаче стоп-сигнала с использованием связанной с событием фМРТ. Hum. Мозговая карта .28, 1347–1358.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Коэн, Дж. Д., Данбар, К., и Макклелланд, Дж. Л. (1990). Об управлении автоматическими процессами: учетная запись параллельной распределенной обработки эффекта Струпа. Psychol. Ред. . 97, 332–361.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

    Кузино, Д. (2005). Доверительные интервалы во внутрипредметных планах: более простое решение метода Лофтуса и Массона. Учебное пособие Quant.Методы Psychol . 1, 42–45.

    Деракшан, Н., Ансари, Т. Л., Хансард, М., Шокер, Л., и Айзенк, М. В. (2009). Беспокойство, заторможенность, действенность и эффективность: расследование с использованием антисаккадной задачи. Exp. Психол . 56, 48–55.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Эриксен, Б.А., и Эриксен, К.В. (1974). Влияние шумовых букв на идентификацию целевой буквы в непоисковой задаче. Восприятие.Психофизика . 16, 143–149.

    Эткин, А., Эгнер, Т., Пераза, Д. М., Кандел, Э. Р., и Хирш, Дж. (2006). Разрешение эмоционального конфликта: роль ростральной передней поясной коры в модулировании активности миндалевидного тела. Нейрон 51, 871–882.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Эткин А., Пратер К. Э., Хёфт Ф., Менон В. и Шацберг А. Ф. (2010). Нарушение активации передней поясной извилины и связи с миндалевидным телом во время неявной регуляции эмоциональной обработки при генерализованном тревожном расстройстве. Am. J. Psychiatry 167, 545–554.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Геуртс, Х. М., Верте, С., Остерлан, Дж., Ройерс, Х., и Сержант, Дж. А. (2004). Насколько специфичны нарушения исполнительного функционирования при синдроме дефицита внимания и гиперактивности и аутизме? J. Child Psychol. Психиатрия 45, 836–854.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Глашер, Дж., И Адольфс, Р. (2003). Обработка возбуждения подсознательных и надземных эмоциональных стимулов миндалевидным телом человека. Дж. Neurosci . 23, 10274–10282.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

    Харири А., Букхаймер С. и Мацциотта Дж. (2000). Модуляция эмоциональных реакций: влияние неокортикальной сети на лимбическую систему. Нейроотчет 11, 43–48.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

    Харнишфегер, К. К. (1995). «Развитие когнитивного торможения: теории, определения и данные исследований», в Interference and Inhibition in Cognition , eds F.Н. Демпстер и К. Дж. Брейнерд (Сан-Диего, Калифорния: Academic Press), 175–204.

    Калантроф Э., Гольдфарб Л. и Хеник А. (2012). Свидетельства взаимодействия между стоп-сигналом и конфликтом задач Струпа. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполните . DOI: 10.1037 / a0027429. [Epub перед печатью].

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Лэнг П. Дж., Брэдли М. М. и Катберт Б. Н. (2001). «Международная система аффективных картинок (IAPS): руководство по эксплуатации и аффективные рейтинги» в техническом отчете A-5 (Гейнсвилл, Флорида: Центр исследований в области психофизиологии, Университет Флориды).

    Ланг, П. Дж., Гринвальд, М. К., Брэдли, М. М., и Хэмм, А. О. (1993). Глядя на картинки: аффективные, висцеральные и поведенческие реакции. Психофизиология 30, 261–273.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

    Либерзон, И., Тейлор, С., Фиг, Л., Декер, Л., Кёпп, Р. и Миношима, С. (2000). Лимбическая активация и психофизиологические реакции на аверсивные визуальные стимулы: взаимодействие с когнитивной задачей. Нейропсихофармакология 23, 508–516.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Логан Г. Д. (1994). «О способности подавлять мысль и действие: руководство пользователя по парадигме стоп-сигнала», в Inhibitors Processes in Attention, Memory and Language , eds D. Dagenbach and TH Carr (San Diego, CA: Academic Press), 189 –239.

    Логан Г. Д. и Коуэн В. Б. (1984). О способности подавлять мысли и действия: теория акта контроля. Psychol. Ред. .91, 295–327.

    Логан Г. Д., Коуэн В. Б. и Дэвис В. Б. (1984). О способности подавлять простые и выборочные реакции времени реакции: модель и метод. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполните . 10, 276–291.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

    МакЛауд, К. М. (1991). Полвека исследований эффекта Струпа: комплексный обзор. Psychol. Бык . 109, 163–203.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

    Митчелл, Д., Луо, К., Мондилло, К., Витилингам, М., Фингер, Э., и Блэр, Р. (2008). Вмешательство эмоциональных отвлекающих факторов в выполнение оперантных задач: антагонистические отношения между миндалевидным телом и лобно-теменной корой. Neuroimage 40, 859–868.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Мияке А., Фридман Н. П., Эмерсон М. Дж., Витцки А. Х., Ховертер А. и Вейджер Т. Д. (2000). Единство и разнообразие исполнительных функций и их вклад в сложные задачи «лобной доли»: анализ скрытых переменных. Cogn. Психол . 41, 49–100.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Ниндам, Т.А., Лэрд, А.Р., Рэй, К.Л., Дин, Ю.М., Глан, Д.С., и Картер, К.С. (2012). Метааналитические данные о подчиненной сети когнитивного контроля, подчиняющей различные исполнительные функции. Cogn. Оказывать воздействие. Behav. Neurosci . 12, 241–268.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Нигг, Дж. Т. (2000). О торможении / растормаживании в психопатологии развития: взгляды из когнитивной и личной психологии и рабочая таксономия торможения. Psychol. Бык . 126, 1–27.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

    Рафаль Р. и Хеник А. (1994). «Неврология торможения: объединение контролируемых и автоматических процессов», в Inhibitors Processes in Attention, Memory and Language , eds D. Dagenbach and T. H. Carr (San Diego, CA: Academic Press), 1–51.

    Рубиа К., Смит А. Б., Браммер М. Дж. И Тейлор Э. (2003). Правая нижняя префронтальная кора опосредует торможение ответа, в то время как мезиальная префронтальная кора отвечает за обнаружение ошибок. Neuroimage 20, 351–358.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Шакман, А. Дж., Саринополулос, И., Максвелл, Дж. С., Пиццагалли, Д., Лаврик, А., и Дэвидсон, Р. Дж. (2006). Беспокойство выборочно нарушает зрительно-пространственную рабочую память. Эмоция 6, 40–61.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Шаллис, Т., и Норман, Д. (1986). «Внимание к действию: волевое и автоматическое управление поведением», в Сознание и саморегуляция: достижения в исследованиях и теории, Vol.4 , ред. Р. Дэвидсон, Г. Шварц и Д. Шапиро (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Plenum Press), 1–18.

    Струп, Дж. Р. (1935). Исследования вмешательства в серийных словесных реакций. J. Exp. Психол . 18, 643–662.

    ван Вин, В., и Картер, С. С. (2006). Конфликт и когнитивный контроль в мозгу. Curr. Реж. Psychol. Sci . 15, 237–240.

    Verbruggen, F., и De Houwer, J. (2007). Мешают ли эмоциональные стимулы торможению реакции? Доказательства парадигмы стоп-сигналов. Cogn. Эмот . 21, 391–403.

    Verbruggen, F., Liefooghe, B., and Vandierendonck, A. (2004). Взаимодействие между подавлением стоп-сигнала и отвлекающими помехами во фланкере и задаче Струпа. Acta Psychol . 116, 21–37.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Вербрюгген, Ф., Логан, Г. Д., и Стивенс, М. А. (2008). STOP-IT: исполняемое программное обеспечение Windows для парадигмы стоп-сигнала. Behav. Res. Методы 40, 479–483.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

    Уолкотт, К. М., и Ландау, С. (2006). Связь между растормаживанием и регуляцией эмоций у мальчиков с синдромом дефицита внимания и гиперактивности.

    Автор: alexxlab

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *